Дата:21.10.2020

Александр Молочников: «Киноправил для съёмок в Лос-Анджелесе больше, чем правил дорожного движения

С 11 по 18 сентября в Сочи пройдет 31 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Портал ПрофиСинема как многолетний информационный партнер фестиваля продолжает публиковать интервью с участниками конкурсной программы. Режиссёр Александр Молочников представит в конкурсе свой второй фильм «Скажи ей». В интервью ПрофиСинема режиссёр рассказал о работе с юным актёром Каем Гетцем, о том, с какими сложностями пришлось столкнуться на съёмках в Лос-Анджелесе, и о том, как он, спустя три года, оценивает свою дебютную картину «Мифы».

Александра Иванова:
Как возник замысел этой истории?

Александр Молочников:
У меня была идея снять комедийный фильм про поездку из России в Америку. В качестве подобных примеров могу назвать картины «Американская дочь» и «Брат-2». Но, на мой взгляд, эта тема не исчерпана. У людей, которые не бывали там, поверхностное мнение об этой стране. А я жил в Америке в детстве, очень люблю, как её, так и Россию, и этим фильмом хотел бы показать, что многие представления россиян об Америке неверны.

Так была придумана комедия, с которой я пришёл к продюсеру компании Среда Саше Ремизовой. Ей понравилось, мы вместе сделали небольшой ролик, и пошли с ним к одному очень крупному отечественному продюсеру, с которым она тоже когда-то работала. Он сказал, что вся эта комедия какая-то чушь, и предложил придумать историю про ребёнка в Америке. Таким образом, полностью поменялся жанр, чему, собственно, я очень рад. Получилась история о мальчике, который после развода родителей, уезжает в Америку с мамой, а отец остаётся в Санкт-Петербурге.

Потом долго писался сценарий, велись переговоры с разными продюсерами. В итоге мы пришли к Александру Евгеньевичу Цекало, история, рассказанная в сценарии, ему оказалась близка. Достаточно быстро мы начали работать.

Александр Молочников: «Киноправил для съёмок в Лос-Анджелесе больше, чем правил дорожного движения

Александра Иванова:
Есть ли в этой истории биографические моменты, или же просто какие-то эпизоды, взятые из реальной жизни?

Александр Молочников:
Мои родители тоже в разводе. Но, конечно, это не байопик, а просто некая фантазия на тему.

Александра Иванова:
Действие происходит в 90-е годы, присутствуют некие приметы времени – например, аудиокассеты с записями группы «Наутилус Помпилиус», которые слушает отец маленького героя. Почему вы решили поместить ваших персонажей именно в этот временной период?

Александр Молочников:
Сейчас отъезд в другую страну не столь острая проблема, потому что налажены все коммуникации, и легко возвращаться. Некоторые вообще живут на несколько стран. В конце 90-х, конечно, уже было не так, как в советские годы, но всё же шлейф оттуда ещё оставался. Решение уехать жить за рубеж являлось достаточно серьёзным, мощным, это целое событие, почти перемена жизни. Кроме того, в наши дни нет проблем и с общением, есть зум и прочие возможности для этого. А тогда — проводные телефоны, карточки для интернета. Чаще, чем раз в неделю, поговорить не удавалось.

Александра Иванова:
Долго ли пришлось искать юного актёра на роль главного героя?

Александр Молочников:
Долго, кастинг шёл месяца два, пересмотрели множество детей. И в какой-то момент мой соавтор и друг Ольга Хенкина, с которой мы работаем в МХТ, произнесла «Кай Гетц». У неё какой-то удивительный нюх, я ей очень доверяю. Мне бы хотелось, чтобы Кай получил приз за лучшую роль, он этого достоин. Он проделал огромную работу и это видно.

Будет интересно:  Дмитрий Власкин: «Русский дух нам всегда мешает снять что-то легкое»

Александр Молочников: «Киноправил для съёмок в Лос-Анджелесе больше, чем правил дорожного движения

Александра Иванова:
Мальчик очень хорошо сыграл разные состояния своего героя. Как вы с ним работали, как удалось добиться подобного правдоподобия?

Александр Молочников:
Нечасто бывают такие большие детские роли, весь фильм из кадра в кадр. Во время съёмок Кай действительно взрослел на глазах, и это, мне кажется, наше достижение, видно, как герой формируется. Хорошо, что между русским и американским блоком прошло два месяца. Сначала он был совсем ребёнком, почти малышом, а в Америке он уже подросток. Это круто.

Мне раньше казалось, что для работы с детьми нужен специальный человек. И мы такого человека даже искали. Говорил с режиссёром Наташей Кудряшовой, в её картине «Пионеры-герои» дети играют изумительно. Не будучи уверенным в своих силах, отправлял Наташе посмотреть какие-то пробы с детьми, они ей понравились. Когда появился Кай, мы увидели, что он многое может. Он мог сказать «дайте мне минуту», садился, а потом входил в камеру в нужном состоянии. Это было просто потрясающе. Когда это случилось первый раз, я даже потерял дар речи. Использовал с ним те же технологии, что и со взрослыми артистами.

Другое дело, что не каждый артист подпустит тебя в свою кухню. Светлана Ходченкова, например, совершенно не воспринимает, когда ты начинаешь ей рассказывать, что надо делать, чтобы это сыграть. А вот когда говоришь ей, какого результата надо достичь, ставишь задачу, она делает всё сама. Кому-то надо напомнить, что неплохо бы держать какой-то внутренний монолог, про что тут нужно молчать, о чём хорошо бы вспомнить.

Что касается Кая, то мы с ним нашли одну болезненную точку в его еще совсем небольшом прошлом, в которую я как какой-то мерзкий «доктор Лектер» всё время тыкал. Это, конечно, жестоко, и, наверное, со стороны может показаться чем-то ужасно неприличным, но нам удавалось добиться того результата, который был необходим. Но надо сказать, что Кай подпустил нас, он понимал, что это нужно сыграть. Иногда он даже сам просил меня поговорить с ним.

Александра Иванова:
Как проходили съёмки американских эпизодов картины? Там много сцен с детьми, в школе. Как с ними работалось?

Александр Молочников:
Там своя сложная система. С одной стороны может и хорошая, но при этом невыносимая в работе. К каждому ребёнку там приставлен педагог, который должен быть с ним неотлучно. Они должны следить за тем, чтобы я, не дай Бог, не оскорбил детей. Все эти педагоги были довольно крупные, что вообще свойственно американцам. И вот снять общий план в классе, когда там стоят три таких педагога, практически невозможно, непонятно, как поставить камеру. А они не имеют права выйти. Когда разбираешь с детьми сцену, педагоги тоже сидят рядом, за партой. А мне нужно, чтобы дети, например, вышли на драку, чтобы в них проснулось агрессивное, звериное начало, вызвать у них такую детскую, подростковую любовь к травле. В это время педагоги всем своим видом транслируют, что ещё секунда и меня выволокут отсюда в наручниках. 

Хочу поблагодарить Сашу Ремизову, которая, будучи на этой съёмке, в какой-то момент буквально заткнула мне рот рукой. Думаю, режиссёры поймут моё состояние. Ты пытаешься развести и без того сложную, большую сцену, чтобы это не было фальшиво, а над тобой стоят три огромных надзирателя. Каю нужно было выйти в особом состоянии, он должен кинуться в драку, я к нему подходил, разговаривал. Ему тоже было трудно сосредоточиться среди всего этого бардака. И только-только у него пошло настроение, я буквально уже сказал «камеру на руки», как в этот момент одна педагогша дала другой бутылку воды и сказала «подойди к нему, скажи, чтобы он встал, потянулся и попил воды, он слишком напряжённый». Мне захотелось её задушить! (смеется)

Будет интересно:  Мария Иванова З.: «Сейчас мы занимаемся поиском партнеров в России и за рубежом»

Надо понимать, что такое съёмки в Лос-Анджелесе. Киноправил у них больше, чем правил дорожного движения. За час до конца смены приезжает полицейский и говорит «у вас осталось 15 минут». Он просто знает, что техника собирается 45 минут, а ко времени окончания съёмки там никого быть не должно. И невозможно ни подкупить, ни договориться, ни пробиться душой к душе, вот это всё не работает. Плюс там уйма ограничений — нельзя стоять на этом тротуаре, а здесь можно только со штативом, а тут только на дороге с рук и так далее.

Детская смена — 6 часов. И если тебе нужно 12 часов снимать массовку, ты вызываешь две разные массовки. И потом думай, как тебе всё это сращивать. Удалось всё же договориться, что за передними партами будут сидеть одни и те же дети. Кроме того, раз в три часа надо отпускать детей на получасовую учёбу, в школу-то они не ходят во время съёмок. Апогеем всего было то, что учиться должен был ходить и наш Кай Гетц. Хотя он гражданин России, но по договору снимается в Америке и должен выполнять местные правила. Еле-еле мы отбились и договорились, чтобы он мог учиться только по выходным, вне съёмок.

Александр Молочников: «Киноправил для съёмок в Лос-Анджелесе больше, чем правил дорожного движения

Александра Иванова:
Да, после всего этого съёмки в России могут показаться раем!

Александр Молочников:
Да! Самое главное, ты едешь туда и думаешь «боже, какое счастье, я еду снимать в Голливуд». Но на практике там было тяжело. Надо отдать должное Саше Ремизовой, которая в какой-то момент взяла на себя функции второго режиссёра и исполнительного продюсера, потому что это была единственная возможность ускорить процесс. Нам надо было снять переезд Ходченковой на машине. И Саша решила, что лучше сесть в машину и просто её повезти, самой, безо всяких платформ, ни с кем не договариваясь. Иначе это заняло бы уйму времени. Саша очень нам помогла, находила правильные точки для съёмок. Я ей бесконечно благодарен, такие вещи не забываются.

Александра Иванова:
Отлично когда такие люди рядом..

Александр Молочников:
Да. Она просто давно выросла из исполнительного продюсера, в этом качестве уже не работает. И её помощь, это если бы Бекмамбетов вам кофе на площадке носил. Наверное, был бы какой-то потрясающий кофе!

Александра Иванова:
В одном из интервью после выхода фильма «Мифы» вы сказали, что, несмотря на какие-то допущенные ошибки, получилось главное  снят очень свободный фильм. Про свою вторую картину «Скажи ей» можете так сказать, или тут вы всё же ощущали какие-то рамки?

Будет интересно:  Перегудов Сергей - интервью

Александр Молочников:
Хороший вопрос. Думаю, что такому фильму как «Скажи ей» рамки не мешают. Во всяком случае, они могут привести к некой цельности. Например, мне казалось важным показать много Петербурга того времени, глазами ребёнка. Моё детство тоже прошло там, хотелось наснимать кучу каких-то деталей. Продюсеры меня от этого отговорили. То, что фильм сосредоточен на героях, возможно, правильно и необходимо для эмоционального воздействия на зрителя. А эти петербургские сцены, которые я хотел снимать, в данной ситуации были бы каким-то выпендрёжем. Такого рода рамки, конечно, приводили меня в дичайшее негодование в процессе съёмок, но в итоге я с ними согласен.

Александр Молочников: «Киноправил для съёмок в Лос-Анджелесе больше, чем правил дорожного движения

Что касается фильма «Мифы», то, понятное дело, там не всё получилось. Как мюзикл, он точно не состоялся. Чтобы мюзикл выглядел достойно, требуется очень большая подготовка. Мы к этому, наверное, отнеслись недостаточно внимательно. Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что такое кино я бы, наверное, снимал совсем иначе. Хотя и по задумке, и по тому, что вышло, оно мне очень нравится. Там была такая свобода лихая, которую, возможно, я уже никогда не обрету. К сожалению. А вообще лет через 10-15 можно попробовать снять подобное кино. Вопрос, правда, с кем? Ну, посмотрим.

Александра Иванова:
Вернёмся к фильму «Скажи ей». На какую зрительскую реакцию вы рассчитываете?

Александр Молочников:
Это кино, возможно, не соберёт огромных денег, не для того оно снимается. Но мне бы хотелось, и мне это даже важно, чтобы фильм вышел на максимально широкую аудиторию.

Мне была приятна реакция на трейлер, который люди посмотрели в соцсетях, там дикое количество комментариев. Не очень часто на трейлеры отечественных фильмов так положительно реагируют. Все писали, что плачут на нём. Хотя это уже как-то страшно, может тогда на кино не будут плакать.

Мне понравился один комментарий, муж жене пишет — «не допустем». С ошибкой, имелось в виду «не допустим», но это неважно. Значит, проняло. И очень многие пишут «о, у меня такая же ситуация». А ситуация-то очень простая, ничего в ней нету затейливого.

Александра Иванова:
Но она вечная..

Александр Молочников:
Вечная, да. И мне кажется, посмотрев кино, можно сделать какие-то выводы. В самом названии «скажи ей», думаю, есть какой-то код. Может быть, при произнесении этой фразы в жизни, люди вспомнят фильм и возьмут свои слова обратно, не наговорят лишнего. Если такое случится хотя бы пару раз, значит, мы делали это кино не напрасно.

Александра Иванова:
Второй раз вы со своим фильмом принимаете участие в конкурсе Кинотавра. С каким настроением и какими ожиданиями поедете на фестиваль?

Александр Молочников:
В этот момент у меня будет выпуск спектакля. И я надеюсь, что все эмоции будут в нём. Иначе бы их было слишком много: какие ещё фильмы представлены, какие у нас шансы, и так далее. Мне важней, как всё пройдёт в день показа, впечатление зрителей во время просмотра, после фильма, вот это мне очень интересно. Программа в этом году очень сильная, мне это нравится.

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться