Дата:21.09.2020

Алексей Чадов: «На войне без любви делать нечего»

Несколько дней назад мы рассказывали как в Истринском районе Московской области проходят съемки фильма «Джон», режиссерского дебюта популярного актера Алексея Чадова по его же собственному сценарию. Сюжет фильма связан с военными действиями российской армии в Сирии, кроме прочего Чадов исполняет в картине и главную роль. В перерыве между съемками корреспондент Кино-Театр.Ру пообщалась с Алексеем и спросила, как ему пришло в голову стать режиссером, о музыкальном и визуальном решении его фильма, о влиянии Балабанова и самоизоляции.

«Джон» – Ваш дебют в качестве режиссера. Нервничаете?

А как вы думаете?!

Кажется, что вы абсолютно спокойны. Если бы не знала, что это ваша первая картина, никогда бы не поверила.

Я переживаю внутри, а на площадке работаю.

Когда пришло решение попробовать себя в режиссуре?

Я довольно давно подыскивал материал для того, чтобы реализоваться в дебюте, но ничего подходящего не было. Пришлось самому написать сценарий.

Главный редактор кинокомпании СТВ Александр Архипов рассказал мне, что изначально вы не планировали садиться в режиссерское кресло. Как это получилось?

К тому времени мы работали с Сергеем Михайловичем Сельяновым над сценарием примерно полгода и дошли до такой глубины изучения, что я понял, мне будет жалко отдать материал кому-то другому. Хотя до этого думал, кому из режиссеров я мог бы предложить свой сценарий. Обмолвился о моих сомнениях нашему главному редактору. Ну, поговорили и поговорили. А на следующий день прихожу в офис СТВ, и первое, что мне говорит Сергей Михайлович: «Что, режиссером хочешь стать?» Я не ожидал подобного вопроса, поэтому ответил: «Да нет, просто жалко кому-то отдавать свою историю». Это наше русское загадочное «да нет» – ни да, ни нет. Тем не менее он предложил мне сделать тизер. И я пошел снимать тизер. Хорошо помню тот день, когда мою кандидатуру утвердили в качестве режиссера. Я вышел из кабинета и вместо радости почувствовал такую тревогу и страх. Признаюсь, я испугался такой сумасшедшей ответственности. Чисто по-мужски. Это к вопросу о том, нервничал ли я.

Будет интересно:  Анна Меликян: «Человек приходит на землю за опытом любви, и все основные ответы может получить только через него»

Алексей Чадов: «На войне без любви делать нечего»

Как шла работа над сценарием?

Сама история была придумана довольно быстро, на мой взгляд. Это мой первый сценарий, поэтому мне не с чем сравнить. Сделал драфт за два месяца, и по сути он не сильно менялся. Коррективы вносились в отдельные сцены. По большей части мы убирали: придумал я всего много, а формат двухчасового фильма все это вместить не может. И, естественно, было несколько финалов. Остановились в итоге на том варианте, который устраивал всех.

И вас, и продюсера?

Нет, с Сергеем Михайловичем у нас нет никаких разногласий, так как мы мыслим одинаково. Работать с ним настоящее счастье: мы в одной связке, смотрим в одну сторону. Главное, чтобы устраивало зрителя. Мы же снимаем зрительское кино. Ничего личного, только дело.

Вы с самого начала хотели сотрудничать с СТВ?

Конечно. Я пришел в кино благодаря этой компании, снявшись в картине «Война» своего учителя Алексея Балабанова. Есть профессиональная родственная связь.

Вы назвали Алексея Балабанова своим учителем. Какие главные уроки он вам дал?

Мне очень много дала работа с Алексеем Октябриновичем. Он заложил основные принципы, с которыми я живу, которые применяю на практике. Я искренне верю, что именно таким образом нужно снимать, смотреть, делать кино. В первую очередь это художественный документализм, баланс, который очень хорошо освоили в Голливуде. Все должно быть честно. У нас этого мало, на мой взгляд. У нас много игрового кино, комедийного, актерского, сыгранного, но крайне мало экшн-драм, нет классических драматических боевиков. Так что, конечно, Балабанов меня многому научил.

Алексей Чадов: «На войне без любви делать нечего»

В «Войне» очень сильный саундтрек – «Би-2», «Сплин», Вячеслав Бутусов. Будет ли в вашей картине музыкальное сопровождение?

Конечно, я ищу музыку этого фильма, непростая задача, если честно. Время поменялось сильно, мало современных песен, которые меня трогают. На данном этапе я сосредоточен на съемках, а музыка придет.

Вы сказали в одном из интервью, что изначально планировали сделать более брутальную, мужскую историю, опираясь на «Повелителя бури» Кэтрин Бигелоу? Почему в итоге решили ввести романтическую линию?

Будет интересно:  Алла Сурикова: «Второго такого фестиваля, как «Улыбнись, Россия!», нет в стране»

Мы ее не ввели, а усилили. Вы же понимаете, что на войне без любви делать нечего. Когда я говорил о брутальности в отношениях между мужчиной и женщиной, то имел в виду, что хотелось обойтись без соплей. У нас история сложных людей, сложных отношений. Но работая над сценарием, я понял, что жду более эмоциональной, яркой и страстной развязки.

На площадке вы и режиссер, и главный герой. Тяжело одновременно находиться по обе стороны камеры?

Тяжело – это ничего не сказать. Это вызов, который я бросил сам себе. Но я парень смелый. Знаете, как говорят, война план покажет. Вот в таком режиме я существую. Иду в атаку, смело в бой, а там посмотрим.

По сюжету ваш герой берет себе псевдоним Джон. Именно так в «Войне» звали персонажа Иэна Келли. Обсуждали с ним сценарий?

Он в Инстаграм увидел, что я запустился, и написал мне: «Персонажа зовут Джон, а где же я?» Я из-за занятости еще не успел ему ответить. Вот сегодня первый выходной, надеюсь с ним связаться. Но вы же понимаете, что Джон – это Иван. Остальное узнаете из фильма.

Алексей Чадов: «На войне без любви делать нечего»

Сегодня нам повезло присутствовать на площадке. Вы снимали сцену, действие которой происходит на съемках. Такое своеобразное «кино в кино». В фильме роль режиссера играет признанный мэтр Егор Андреевич Кончаловский. Чувствовали соперничество?

Егор Андреевич, оказался прекрасным актером. Он замечательно сыграл свою роль, и я благодарен ему, что он отозвался на предложение. Что касается соперничества, то когда занимаешься серьезным делом, о таких вещах вообще не задумываешься. У нас есть цель, дедлайн, время на исполнение задачи. Есть. Принял. И начал решать. О каком соперничестве вы говорите. У меня не то что мысли такой не было, у меня даже места на нее в голове нет, все заполнено съемками, работой.

«У актера есть три экзамена, которые приходится сдать перед ролью: звонок с предложением сняться, пробы и первый съемочный день», – сказали вы в одном интервью. А какие экзамены сдает режиссер?

Будет интересно:  Михаил Галустян: «Чтобы удивить – нужно нарушить границу!»

Я и сейчас продолжаю их сдавать. Окончательно смогу ответить на этот вопрос, когда выпущу фильм. Но первым испытанием был тизер. Казалось бы, несложная работенка. Что такого снять две сцены, смонтировать нарезку, придумать сюжетный клип на тему? Но оказалось, что это очень непростое занятие. Прохождение тизера, я помню, очень сильно переживал. Даже не знаю почему, ведь внутренне был собран и спокоен. Потом пробы: поиск актеров, общение с ними, поиск образов. Это тоже довольно затратно.

Где планируете снимать Сирию, куда по сюжету должен отправиться ваш герой?

Мы сейчас рассматриваем несколько вариантов: Турция, Иордания, Марокко. Но все зависит от того, как будут развиваться события. В непростое время мы запустились, пандемия. Движемся на ощупь, постоянно оглядываясь по сторонам. Но, естественно, это будет страна восточной культуры. Кстати, американцы многие фильмы про Ирак снимают в Иордании. Например, тот же «Повелитель бури» снят именно там. «Черный ястреб» Ридли Скотта снимали в Марокко. Так что, найти, где снимать Сирию, – несложно, вопрос в доставке съемочной группы.

Вы сказали, что карантин слегка спутал вам карты. А самоизоляцию было трудно соблюдать?

Да я на самоизоляции очень давно. Я люблю самоизолироваться. Я уехал за тридцать километров от Москвы и уже десять лет живу рядом с лесом. Мне претит суета, шум, люди, внимание. Поэтому карантин я провел в прекрасном настроении, дописывал сценарий, занимался с сыном – мы с ним установили в лесу турник, бегали каждое утро, научились читать, массу всего успел сделать в гараже, дома. Этот период был очень интересным и творческим. Единственно, о чем я переживал, что на мне лежит ответственность, что всех нужно кормить. Съемки встали, и непонятно, когда возобновятся, а другой профессии у меня нет. Пожалуй, вот эта неизвестность угнетала. Но, ничего, в любом случае прорвемся.

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться