Дата:21.10.2020

Андрей Зайцев: «Считаю, что в игровом кино дань памяти блокадникам мы ещё не отдали»

3 октября в рамках конкурсной программы 42 Московского Международного кинофестиваля состоится показ фильма Андрея Зайцева «Блокадный дневник». Пронзительная картина, основанная на «Дневных звёздах» Ольги Берггольц и воспоминаниях блокадников, рассказывает о самом сложном периоде блокады Ленинграда — первой зиме. В интервью ПрофиСинема Андрей Зайцев рассказал о том, что было самым сложным во время съёмок фильма, как удалось добиться такой документальной достоверности в изображении блокадного Ленинграда, и какие фильмы о Великой Отечественной войне ему особенно дороги.

Александра Иванова
Вы обращались к военной теме в документальном кино – это фильм «Виктор Астафьев. Весёлый солдат» и документальный цикл «Моя Великая война». Что вас побудило сделать игровой фильм о Великой Отечественной, и почему за основу взята именно блокадная ленинградская история?

Андрей Зайцев
Меня всегда очень волновала тема блокады. Наверное, ещё с советского детства, со школы. А 15 лет назад я прочитал «Блокадную книгу», и она произвела на меня сильнейшее впечатление. Читать ее было очень тяжело, максимум удавалось преодолеть пять страниц в день, дальше душили слезы и комок стоял в горле. После прочтения я понял, что ничего из того, что в ней рассказано про блокаду, а точнее, про самую тяжелую, первую зиму, ни в хронике, ни в игровом кино, я почти не видел. 

На мой взгляд, у нас нет визуального образа той первой страшной блокадной зимы. Воспоминаний очевидцев очень много, но визуально, в кино они отражены мало. И я понял, что должен снять кино, чтобы рассказать правду о блокаде и отдать дань памяти страданиям ленинградцев. Это мой долг. 

Я вообще считаю, что в игровом кино дань памяти блокадникам мы ещё не отдали. За почти уже 80 лет фильмов про блокаду снято до обидного мало, их можно пересчитать по пальцам. И первая блокадная зима, в той степени насколько это было страшно и тяжело, на мой взгляд, в них мало показана. Полностью я увидел этот город только в дипломной короткометражке Константина Лопушанского «Соло». И понял, что мы с ним читали одни и те же воспоминания блокадников и одинаково пропустили их через себя. Но наш фильм – это ни в коем случае не экранизация «Блокадной книги». Она послужила лишь мощным толчком к идее снять кино про блокаду. Наш фильм снят по мотивам автобиографической повести Ольги Берггольц «Дневные звёзды», ее мы взяли за основу, а также по многочисленным воспоминаниям блокадников. Мы пытались просто взять и перенести на экран все то, что они рассказывали в своих дневниках, в интервью. Как выглядел город и люди, как они двигались, как разговаривали, почему вели себя так, а не иначе, что чувствовали. Мы пытались всё это восстановить по документальным свидетельствам, чтобы у зрителя возникло ощущение, что он оказался на реальных улицах блокадного Ленинграда.

Будет интересно:  Евгения Маркова: «Необходима единая стратегия понимания того, что такое русское кино»

Андрей Зайцев: «Считаю, что в игровом кино дань памяти блокадникам мы ещё не отдали»

Александра Иванова
Что было самым сложным при подготовке к съёмкам картины и во время съёмок?

Андрей Зайцев
Самым сложным для меня, как ни странно, оказались не тяжелые съемки, а компьютерная графика, которая была уже после, на постпродакшне. Как выяснилось, очень сложно тот город воссоздать этим способом, к тому же, чтобы он еще и меня устраивал. Гораздо проще было бы все создать руками художников на площадке, чем потом это нарисовать. Но воссоздать целые блокадные улицы, кварталы, а тем более общие планы Невского, в сегодняшнем городе невозможно. Поэтому пришлось все это рисовать компьютерной графикой. Но я поставил перед собой задачу — воссоздать Ленинград, как он выглядел в феврале 1942 года, прежде всего отталкиваясь от воспоминаний блокадников, а не через кинохронику. То есть воспроизвести его буквально через их глаза и память, как фоторобот. Потому что в оставшейся кинохронике и фотографиях этот февральский город 1942 года, как его описывали блокадники, встречаю очень мало. Лишь в редких фотографиях и кадрах. Именно поэтому в работе над компьютерной графикой перед нами стояла сложная задача — словесные образы нужно было перенести на экран, да еще так, чтобы это было убедительно.

Андрей Зайцев: «Считаю, что в игровом кино дань памяти блокадникам мы ещё не отдали»

Александра Иванова
Вы снимали в Санкт-Петербурге?

Андрей Зайцев
И там, и под Москвой. В Питере мы снимали в домах, которые реально пережили блокаду. Для меня это был принципиальный момент. Работать не в тёплой декорации, где актёры пытались бы изображать, как им холодно, а снимать в реальном холодном доме, в декабре, когда вся съёмочная группа ходит в помещении в зимней одежде, потому что в доме нет отопления. Он расселённый, и там так же холодно, как было в блокаду. Когда снимали обои в этом доме, слой за слоем, чтобы наклеить свои, находили там ещё обои дореволюционные. Хотелось, чтобы всё работало на атмосферу и передавало свою энергетику.

Андрей Зайцев: «Считаю, что в игровом кино дань памяти блокадникам мы ещё не отдали»

Александра Иванова
В картине удивительные лица, как будто действительно из того времени, полное ощущение документальности происходящего. Как проходил кастинг?

Андрей Зайцев
Очень много смотрел лиц актеров и массовки. Полагался на свою интуицию. У нас в фильме множество эпизодников, люди появляются в кадре на 5-10-15 секунд и исчезают, но они должны запомниться зрителю, быть абсолютно настоящими, из блокадного города. Без этих достоверных лиц кино не было бы. Выбирал по фотографиям, потом смотрел короткие видео, отснятые ассистентами. Подготовка к съемкам была очень сложная, эпизодников было очень много и лично со всеми встретиться было нереально. Отобранную массовку видел уже на площадке. Там у нас была такая атмосфера, что когда эти актёры одевались, входили в кадр, видели декорацию, напитывались всем этим, они уже полностью погружались в жизнь блокадного города, становились людьми оттуда. Дальше мне оставалось только их направлять и говорить, что делать, корректировать, если они что-то делали неверно. 

Будет интересно:  Салли Поттер: «Мой фильм оценивают неправильно из-за того, что я женщина»

Кино – это энергетика. То, что потом появляется на плёнке, результат энергии съёмочной площадки, которая в свою очередь идет от людей, которых ты взял в свою команду. Если люди подобраны неправильно, то всё это потом отражается на экране. Я считаю, что у нас получилось передать ощущение того блокадного города.

Александра Иванова
Если продолжить тему документальности, достоверности, то хочется отдельно поблагодарить и художника-постановщика, и художника по костюмам, и оператора… Практически безупречная работа.

Андрей Зайцев
Да, с нами работали очень хорошие люди и настоящие профессионалы. Художник-постановщик Ираида Шульц в основном работает на сериалах, но по мастерству это художник уровня большого кино. Надеюсь, что после этого она будет снимать большие постановочные картины, потому что по своему вкусу и таланту она художник-постановщик именно такого масштаба. Оператор у нас Ирина Уральская, которая очень много и успешно работает в документальном кино, но при этом может спокойно снимать большие художественные проекты. Например, она снимала с Мариной Разбежкиной «Время жатвы». После просмотра этого фильма у меня было поразительное впечатление от ее картинки, и я подумал, что обязательно надо будет позвать Ирину в команду. Тем более она документалист, а нам важно было передать ощущение, что мы документально снимаем на улицах блокадного Ленинграда.

Андрей Зайцев: «Считаю, что в игровом кино дань памяти блокадникам мы ещё не отдали»

Александра Иванова
Какие фильмы о войне из богатого наследия отечественного кинематографа вам наиболее близки и возможно служили ориентиром в работе?

Андрей Зайцев
Прежде всего фильмы Алексея Германа. «Двадцать дней без войны» и «Проверка на дорогах». Ощущение достоверности с детства впитано с этими фильмами. Для меня они были камертоном при создании «Блокадного дневника». Могу ещё назвать «В бой идут одни старики», «Белорусский вокзал». Все эти картины каким-то образом друг с другом сочетаются, и все они для меня важны. Хотя в «Белорусском вокзале» нет войны как таковой, но ты всё равно понимаешь, что это фильм про войну, воспринимаешь его так. Или менее известные широкой публике фильмы, такие, как «Порох» Виктора Аристова, «Торпедоносцы» Семёна Арановича. Это кино, которое тебя формирует, тебя и твое отношение к той войне.

Андрей Зайцев: «Считаю, что в игровом кино дань памяти блокадникам мы ещё не отдали»

Александра Иванова
Вы действительно погрузились в тему, прожили в ней долгое время. Смогли найти ответ на вопрос, что помогало людям выжить в те суровые дни?

Андрей Зайцев
Ответ очень простой, и он есть во многих воспоминаниях. Дмитрий Лихачёв писал, что ленинградцы были героями, но прежде всего они были мучениками. Надо же понимать суть голода. Голод — это не просто когда тебе хочется есть. А это когда весь организм — каждая мышца, каждый нерв, кость, все суставы — кричит и вопит «накорми меня», потому что не хватает веществ, белка, витаминов, энергии. И в результате организм начинает пожирать сам себя, потому что ему не дают пищу извне. Всё разрушается, это страшнейшие мучения. Как говорили блокадники, пережить можно всё что угодно и привыкнуть можно ко всему. К бомбёжкам, к боли. Но к голоду привыкнуть невозможно. Немцы делали всё для того, чтобы разрушить человека и превратить его в животное. Человек действительно становился сгустком страшной боли. Многие люди теряли рассудок, поскольку, кроме всего прочего, от голода нарушается работа мозга. 

Будет интересно:  Грубов Михаил - интервью

Тем не менее, в людях того времени, воспитанных в советском обществе, строящих коммунизм, новую страну, верящих в светлое будущее, духовного оказалось больше, чем животного. И этот дух в результате победил, люди выдержали нечеловеческие испытания и выиграли войну. 

Это не моё открытие, об этом пишут блокадники. Они вспоминают, что в блокаду было много плохого, но хорошего было больше, люди открывались с самой лучшей своей стороны, делились последним, помогали друг другу. И кино мы пытались снять именно об этом.

Александра Иванова
Каковы прокатные планы «Блокадного дневника», когда фильм смогут увидеть зрители?

Андрей Зайцев
Мы выйдем в прокат 27 января. Также у нас есть договорённость, что мы эксклюзивно выйдем на онлайн платформе МТС Медиа. Им очень нравится фильм. Они считают, что это социально-значимое кино, которое надо обязательно поддерживать и продвигать к зрителю. Также мы выйдем в небольшой прокат по тем кинотеатрам, которые занимаются авторским кино. Очевидно, что, особенно после пандемии, карантина, полного обрушения кинотеатральных показов массовому зрителю довольно сложно будет идти на такое кино.

Александра Иванова
Премьера фильма состоится на Московском Международном кинофестивале. Как вы относитесь к ММКФ, чем вам интересен, и, возможно, дорог этот фестиваль?

Андрей Зайцев
В своё время я довольно много работал на ММКФ. Мы делали там церемонию открытия и закрытия. Очень люблю этот фестиваль, его атмосферу. От заставки с музыкой Артемьева, которая идёт перед каждым фильмом, мурашки по коже бегут. Поэтому фестиваль мне, конечно, дорог. Плюс мне кажется, что наша картина идеально вписывается в Московский кинофестиваль. Рад, что нас туда отобрали.

Александра Иванова
В прошлом году на питчинге в Минкульте вы представляли свой проект «18+» — продолжение нашумевшего фильма «14+». Как обстоит дело с этой картиной, планируете снимать?

Андрей Зайцев
Должны были начать снимать в июне, но случилась пандемия, карантин, и мы не успели подготовиться. Как раз когда у нас должна была быть активная подготовка – апрель-май – всё было заморожено. Потом карантин сняли, и для съёмок у нас осталась осень. Но это летняя история и мы не можем снимать её осенью. Поэтому я принял решение, что мы не будем торопиться и перенесём всё на следующий год. Думаю, такая ситуация у всех, поэтому тут бессмысленно жаловаться. Такой тяжёлый год, нужно просто потерпеть. Самое главное в режиссуре – это терпение, у кого его больше, тот и побеждает. 

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться