Дата:28.10.2020

Анна Шалашина: «Разработка проекта – процесс, который невозможен без финансирования»

Две недели назад прошел питчинг Transilvania Pitch Stop Международного кинофестиваля в Трансильвании, крупнейшего киносмотра в Румынии. Главную награду — приз 20 тыс евро на девелопмент от Евримаж — получил проект «Крецул», рассказывающий историю паралимпийца дзюдоиста Олега Крецула и его друга тренера Виталия Глигора. Действие фильма происходит в Молдавии в 1997 году, а съемки планируются в Кишиневе. 

Продюсер проекта «Крецул» Анна Шалашина в интервью ПрофиСинема рассказала, насколько важную роль играют питчинги в судьбе проектов, каким образом они помогают независимым продюсерам и режиссерам запустить их, как привлечь европейских партнеров в российские проекты, а также как правильно выбрать питчинг, оформить и подать заявку на него.

Кореспондент:
Расскажите, пожалуйста, немного о себе, с чего начался ваш путь в кино. 

Анна Шалашина:
В кино я попала случайно: после окончания переводческого факультета МГУ искала работу помощником руководителя в организациях, где необходимо знание английского и французского языков. Спустя неделю меня пригласили на собеседование в группу компаний Бионика, где только начала свою деятельность кинокомпания Трикита Энтертэйнмент.
Так я получила должность помощника продюсера и тригода проработала с Юрием Крестинским. Я очень благодарна Юрию Александровичу и мои коллегам Ольге Айларовой, Павлу Дувидзону и Павлу Одынину, которые познакомили меня с миром кино. Первым кинопроектом, над которым я работала, стал итальянско-российский «День и ночь» («Italian Movies») режиссера Маттео Пеллегрини с Алексеем Гуськовым в главной роли. Премьера картины состоялась на Международном кинофестивале в Риме. Следующим фильмом стала французско-российская копродукция «Цили» режиссера Амоса Гитая, премьера которой прошла в рамках 71 Венецианского кинофестиваля. «Цили» — один из первых совместных проектов, поддержанных Фондом кино в 2012 году. Потом мы 1,5 года снимали в Италии документальный фильм «Осёл» с Анатолием Васильевым и «Голубоглазый японец» про самого известного в Японии и США «японского» бейсболиста Виктора Старухина. Премьера «Осла» состоялась на Международном кинофестивале в Роттердаме, а «Голубоглазый японец», надеюсь, будет закончен к олимпийским играм в Токио следующим летом. 

Корреспондент:
Год за годом кинематографические связи между странами становятся крепче, продюсеры познаютновые партнерские возможности, которые открывает совместное производство. Почему работа на копродукционных проектах оказалась лично для вас интереснее?

Анна Шалашина:
Так сложилось, что в Трикита Энтертэйнмент не было чисто российских проектов, поэтому с самого начала «пришлось» заниматься копродукционными проектами. Моё знакомство с продюсированием российских картинпроизошло во время работы в студии РОК Алексея Учителя. Конечно, это был огромный опыт работы с кинокартиной «Матильда», где я курировала международные продажи. Я очень благодарна Алексею Ефимовичу и коллегам в студии РОК за возможность работать в таком профессиональном коллективе. 

Будет интересно:  Михаил Галустян: «Чтобы удивить – нужно нарушить границу!»

Алексей Ефимович также доверил мне работу по привлечению иностранных партнеров в свой проект «Цой» и дебютный фильм его ученика Филиппа Юрьева «Китобой». Оба проекта получили финансирование в зарубежных фондах. 

Корреспондент:
Можете рассказать, как собираются бюджеты независимых европейских фильмов? И есть ли нам чему поучиться у европейских кинематографистов?

Анна Шалашина:
Наверное, основная особенность поиска финансирования европейских фильмов — длительность. В среднем сбор средств занимает два-три года. Это прежде всего связано с тем, что сроки подачи на финансирование в разных странах имеют сезонность, а подача в Евримаж возможна только после получения 50% финансирования в стране каждого сопродюсера. Поэтому работу над привлечением европейских партнеров в российские проекты важно начать ещё до получения субсидии в Министерстве культуры. Такой опыт у нас был с проектом «Китобой», когда финансирование в Польском киноинституте мы получили со второй подачи, и это большая удача, что сроки проекта позволяли нам ждать ещё шесть месяцев после первой неудачной попытки. 

Также европейские коллеги очень серьезно относятся к работе над сценарием и сегодня на международных фестивалях редко встречаются особенно дебютные проекты, которые не дорабатывались в сценарных лабораториях или не участвовали в питчингах. Мне кажется, что работа над сценарием — это самый важный этап, и получение обратной связи от коллег на ранней стадии помогает команде проекта развивать историю в правильном направлении. Нужно показывать сценарий сейлз-агентам и отборщикам фестивалей, которые всегда бывают на питчингах. Конечно, уровень российских проектов растет с каждым годом, что подтверждает участие наших фильмов в конкурсных программах ведущих международных кинофестивалей. Это большая гордость для всей российской индустрии. 

Корреспондент:
Почему важно участвовать в международных питчингах? Что они дают продюсеру, особенно начинающему?

Анна Шалашина:
Молодым продюсерам необходимо участие в питчингах, прежде всего, для того, чтобы убедиться, что разрабатываемая история интересна не только ему и режиссеру. Это касается и российских питчингов, которые сейчас проводятся во многих регионах. К тому же разработка проекта — длительный и недешевый процесс, который невозможен без финансирования. В России на данный момент практически нет инструментов для получения средств на девелопмент, и молодому продюсеру нелегко справиться с поиском денег на создание сценария и выкупом прав, если фильм создается по книге или рассказывает о жизни реальных персонажей. 

Призовые фонды на международных питчингах колеблются от 5 до 50 тысяч евро, и эти средства могут стать хорошим началом для сбора дополнительного бюджета на девелопмент. 

Будет интересно:  Анна Казючиц: «Я верю, что души наши бессмертны. Поэтому бессмертие волнует меня меньше всего»

В целом, питчинги сегодня — один из главных навигаторов для международных дистрибуторов и отборщиков фестивалей. Их участниками становятся сильнейшие проекты, прошедшие серьезную пре-селекцию.

Корреспондент:
Как правильно выбрать питчинг? Расскажите, в каких питчингах вы участвовали, с какими проектами и результатами.

Анна Шалашина:
Самое важное понять, на какие конкурсы или питчинги подаваться с тем или иным проектом. Процедуры подачи разные и не всегда бесплатные, плюс все материалы нужно переводить на английский или французский языки.Самый распространенный случай — фильм планируется снимать в другой стране с иностранными актерами. Тогда вы выбираете питчинг, который собирает наибольшее число кинематографистов из данного региона. Две недели назад мы с режиссером Александрой Лихачевой участвовали в питчинге Международного кинофестиваля в Трансильвании, который по большей части объединяет продюсеров из Румынии, Сербии, Болгарии и Молдовы. И целенаправленно хотели заявить проект именно на этом питчинге, так как наша история происходит в Молдавии в 1997 году, а съемки фильма планируются в Кишиневе с румынской командой. В итоге, «Крецул» выиграл приз в 20 000 евро от Фонда Евримаж. 

Если проект уже отснят, то есть большое количество питчингов для незавершенных проектов. Даже если у вас собрано финансирование на завершение проекта, то участие в данных мероприятиях важно, так как здесь вы можете познакомиться с международными сейлз-агентами и программными директорами фестивалей. В 2017 году я участвовала в питчинге незавершенных проектов в рамках Международного кинофестиваля в Карловых Варах с документальным фильмом «Пена», где проект заинтересовал Киноинститут Дохи, и нас пригласили к подаче. В итоге, «Пена» стала первым российским проектом, получившим грант, и мы смогли закончить фильм. Премьера состоялась на IDFA и буквально на днях фильм будет показан в конкурсной программе кинофестиваля ДОКер. 

Бывают и обратные случаи, когда судьба иностранного проекта складывается успешно благодаря российскому партнеру. На том же питчинге в Карловых Варах фильм «Реквием по миссис Джей» поддержал Александр Ефимович Роднянский и картину удалось завершить,после чего фильм стал участником разных программ нескольких международных фестивалей класса А.

Однако бывают проекты, которые не предполагают прямого иностранного участия. В таком случае, зачастую копродукция формируется за счет услуг в монтажно-тонировочном периоде. С фильмом «Китобой» была именно такая ситуация. Мы с Филиппом Юрьевым выбрали питчинг Holland Film Meeting, куда приезжают в основном бельгийские и голландские продюсеры, которые получают финансирование из местных фондов и предоставляют услуги по постпродакшену. Это был мой первый опыт, и я боялась писать честное письмо директору питчинга Ване Калуджерчич, что на момент подачи у проекта не было подтвержденного финансирования. Но мы были уверены, что история первой любви 15-летнего чукотского парня не могла оставить кого-либо равнодушным. И не прогадали. Ваня прочитала сценарий, и проект ей понравился. Именно в Утрехте познакомились с бельгийским сопродюсером Марион Хэнсель и первые иностранные деньги получили два года спустя в фонде в Валлонии.

Будет интересно:  Дарья Лаврова: «Главное при экранизации – не навредить оригинальному произведению»

Корреспондент:
Поделитесь опытом, как лучше оформлять и подавать заявки. На что в первую очередь надо обратить внимание?

Анна Шалашина:
Документы тщательно проверяют и читают эксперты, поэтому к заполнению заявок нужно подойти крайне серьезно. Важно сформулировать, почему ваш проект интересен международной аудитории, и что делает его уникальным. 

Я часто обращаюсь к коллегам, кто уже участвовал в питчинге или конкурсе, на который я готовлю пакет. Прошу поделиться опытом или документами, узнаю, задают ли организаторы вопросы в процессе оценки проекта. Мне кажется, что очень важно делиться опытом, так как успех одного проекта работает на коллективный успех всей нашей индустрии. 

Корреспондент:
Как вы считаете, что больше всего привлекает зарубежных инвесторов в российских проектах? Какие темы на сегодняшний день наиболее актуальны?

Анна Шалашина:
Мне кажется, что зарубежным партнерам в целом интересна наша страна. И особенно интересны истории, основанные на реальных событиях, и как мы живем в современной России. Это подтверждает и нынешний конкурс Кинотавра, когда в программе целых девять фильмов сняты о реальных людях и событиях. 

Корреспондент:
Расскажите о ваших планах. Над какими проектами вы сейчас работаете?

Анна Шалашина:
Вместе с режиссером Анной Зайцевой мы работаем над сериалом «Сама Дура» и игровым фильмом #хочувигру (совместный проект Кинокомпании Базелевс Тимура Бекмамбетова и МТС Медиа). И очень важный для меня проект – фильм «Крецул», рассказывающий историю паралимпийца дзюдоиста Олега Крецула и его друга тренера Виталия Глигора. Режиссер Александра Лихачева познакомилась с нашими героями, когда снимала документальный фильм в Молдове. Их история поразительна, и мы счастливы, что Олег и Виталий согласились рассказать её миру.

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться