Дата:23.01.2022

Дмитрий Лысенков: «Я всегда играл каких-то бесов»

1 января в онлайн-кинотеатре KION стартовал комедийный сериал «Почка» об инспекторе пожарной службы, которая выстраивает с окружающими исключительно товарно-денежные отношения, пока не выясняется, что она серьезно больна. На роль доноров здоровой почки подходят кровные родственники, однако девушка уже давно разругалась со своими близкими в пух и прах. Образ ее родного брата, служащего священником, воплотил Дмитрий Лысенков. Мы поговорили с артистом о развитии сериальной индустрии и отношении к популярности.

Как «Почка» появилась в вашей фильмографии?

Я попал в проект случайно, буквально вскочил в последний вагон, так как артист, ранее утвержденный на роль священника, выбыл. Пришлось скорректировать график и оставить репетиции одной театральной постановки, но думаю, это к лучшему.

Чем привлек ваш герой?

Черная комедия – благодатный жанр. Образ строился на контрасте: по идее православный священник должен быть смиренным, но мой персонаж — человек очень гневливый, поэтому получился такой антихрист в теле священника. Возможно, роль Свидригайлова в театре повлияла на возникновение моей кандидатуры, хотя я всегда играл каких-то бесов.

Вы говорили, что вы артист с малопонятной фактурой. Что это за актерская судьба?

Не слишком счастливая, наверное (улыбается). Есть артисты, которые внешне выглядят как герои, но их тянет играть что-то острохарактерное, и они в этом интереснее, однако в кино их используют как «штаны». А есть персонажи вроде меня – на первый взгляд, комедийные артисты, хотя при этом театральная биография говорит об обратном и мне часто достаются острохарактерные личности.

Сейчас мировая сериальная тенденция в том, что появляются проекты, где главные герои выглядят, как обычные люди, не сошедшие с обложки журнала. Наша индустрия тоже потихоньку движется в этом направлении. Но для продаваемости нужно, чтобы человек привлекал инстинктивно, грубо говоря, нравился девочкам. Это данность, я в таких условиях работаю и понимаю, что получить ведущую роль в таком проекте, как «Большая секунда» Виктора Шамирова, – огромная удача. Нечасто пишут истории для людей с моей фактурой. У нас ведь кинопара – это прекрасные Адам и Ева, только с земными проблемами.

Будет интересно:  Марина Хрипунова: «У нас на канале секс есть!»

Помимо прочего, мы часто видим одних и тех же людей в одних и тех же ролях. Я в принципе готов видеть одних и тех же – в разных амплуа. Но продюсеры мыслят иначе. Интересно ли самим артистам – другой вопрос. Мне точно не хочется повторяться, и сейчас у меня есть возможность отказываться от того, что я уже делал в других проектах.

В театре вы сыграли Гамлета, Хлестакова, Глумова, Свидригайлова, Раскольникова, Арбенина и других классических героев, в этом году помимо «Большой секунды» с вашим участием вышли сериалы «Вампиры средней полосы», «Девушки с Макаровым» и четвертый сезон «ИП Пирогова». При этом вы отмечали, что не чувствуете себя популярным артистом. Почему?

Есть актеры, которых узнают в любом случае – даже если люди не смотрели ни одного фильма с их участием. Хотя мы знаем истории, когда женщина, фотографируясь с Машковым, восклицает: «Мне не поверят, что я с Хабенским!» Коллеги рассказывали, что в советские годы звезды сцены выходили из театра, садились в машину, а публика, собравшаяся у входа, ее поднимала и какое-то время несла по проспекту. Сейчас артисты перестали считаться небожителями. В принципе любой человек может начать актерскую карьеру. С театром посложнее, но и туда можно попасть, поднаторев в кино.

Дмитрий Лысенков: «Я всегда играл каких-то бесов»

Как вы относитесь к тенденции, что профильное актерское образование теряет былую значимость?

На мой взгляд, для съемок в кино далеко не всегда обязательно иметь образование, потому что оно нацелено на подготовку театральных артистов. Известные режиссеры отмечают, что система театра основана на оценке – в отличие от системы кино. Оценка может играть большую роль в комедии, ведь нам гораздо важнее увидеть реакцию другого персонажа, чтобы получить комический эффект. В других киношных жанрах воздействовать на зрителя можно иными способами. Авторский кинематограф – это визуальное искусство, где артисту отведена отнюдь не главная роль.

Будет интересно:  Мария Иванова З.: «Сейчас мы занимаемся поиском партнеров в России и за рубежом»

С артистами без образования сложнее работать?

Кроме Ольги Бузовой я ни с кем не пересекался на площадке. Сложности в работе бывают и с дипломированными артистами. Иногда режиссеру проще взять «чистый лист», чем артистов, мыслящих штампами и имеющих представление о том, как якобы должно быть.

Ваша жена – актриса Мария Зимина – как-то комментирует вашу работу?

Мы не даем друг другу советы по работе. Просто вместе смотрим кино и обсуждаем увиденное.

За последние пару лет вы не участвовали в авторских фильмах. Больше смотрите в сторону сериальных проектов?

Скорее, так получается. Достойные полные метры мне не попадаются на уровне кастинга. Я бы с удовольствием принял участие в авторском кино.

Сейчас благодаря стримингам стремительно развивается сериальный рынок. Какие проекты вы бы хотели видеть в России как артист и как зритель, если разделяете эти понятия?

Конечно, разделяю. Например, мне совершенно неинтересно смотреть хорроры, но как артисту было бы интересно попробовать себя в этом жанре. А как зрителю в первую очередь хочется видеть простые человеческие истории.

Дмитрий Лысенков: «Я всегда играл каких-то бесов»

Вы сами следите за сериальными новинками?

Я не в курсе премьер. Обычно выбираю проекты, проверенные временем, – пусть иногда и с опозданием лет на семь. Отечественное кино смотрю, чтобы быть в курсе, что происходит в индустрии, ведь мне предстоит работать с этими людьми.

Смотрите ли вы фильмы со своим участием?

После премьеры я не пересматриваю картины, где сыграл. Поначалу мне вообще мало что нравилось. Кино в отличие от театра – это такая вещь, которую не исправить. Нет смысла рефлексировать по этому поводу.

Будет интересно:  Михаил Гомиашвили: «Если сейчас не время для культуры, тогда зачем мы воюем?»

Сейчас у отечественных артистов появляется больше возможностей для работы за границей. Задумывались ли вы о карьере за рубежом?

Я успел поработать с театральными режиссерами из Америки, Польши, Литвы, Венгрии, а с гастролями объехал множество стран – от Японии до Франции. Как драматический артист я очень привязан к языковой среде и участие в международных проектах расцениваю как полезный, но временный опыт. Никогда не задавался целью переехать, например, в Лос-Анджелес, потому что мне не близки его жители в человеческом плане. Там индустрия и жизнь устроены так: нужно все время оставаться на виду, быть в тусовке, иначе тебя будто бы не существует. Если в России ситуация сложится подобным образом, то я и здесь перестану работать.

То есть вам светские приемы максимально неинтересны.

Имитация светскости выглядит уныло, скучно и бездарно. Наверное, «Оскар» организован, как праздник кино. А у нас любые премии и церемонии, на которых мне приходилось бывать, – это потеря времени. Всегда испытываю испанский стыд.

Даже если это премьера проекта, где вы приняли участие?

Я редко хожу на премьеры и сбегаю подальше от журналистов, которые начинают мучать дежурными вопросами, чтобы без особого интереса отработать мероприятие. И кроме того, я социофоб и не люблю смотреть фильмы в кинотеатрах. Там постоянно происходит какое-то брожение, как на вокзале. Невозможно сосредоточиться – особенно если это не какая-нибудь «Бабушка легкого поведения», а фильм Ларса фон Триера.

В Москве ведь постоянная суета. Петербуржцу сложно привыкнуть к такому ритму жизни?

Я живу крайне обособленно. Не пытаюсь везде успеть.

Смотрите сериал «Почка» в онлайн-кинотеатре KION с 1 января.

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться