Дата:27.10.2021

Дмитрий Светозаров: «Мой рациональный подход помогает реализовать творческие замыслы»

На следующей неделе, 10 октября, свой 70-й день рождения будет праздновать режиссер, продюсер, сценарист Дмитрий Светозаров. Накануне юбилея в интервью порталу ПрофиСинема Дмитрий Светозаров рассказал, какое влияние на него оказал отец — классик советского кинематографа Иосиф Хейфиц, как складывалась работа на Ленфильме, о чем он поведает в своих новых проектах, почему было важно снять продолжение сериала «Агент национальной безопасности», в чем заключаются главные задачи кинематографа как искусства и многое другое.

Елена Трусова:
В кино вы уже более 40 лет, но изначально хотели стать литературным переводчиком, окончили филологический факультет Санкт-Петербургского университета, однако все-таки пошли на Высшие режиссерские курсы, а затем — работать на Ленфильм. Помните ли вы момент, когда у вас появилось желание стать режиссером и продолжить вашу творческую династию?

Дмитрий Светозаров:
Я родился в семье классика советского кинематографа, народного артиста СССР Иосифа Хейфица, и поэтому с самого детства моя жизнь была наполнена атмосферой кинематографа. В нашей семье гостили артисты, писатели, художники. А на съемочной площадке Ленфильма я впервые оказался в возрасте четырех лет. Есть такое выражение «дым Отечества», так вот для меня таким «дымом Отечества» стал дым на съемочной площадке.

Но когда пришла пора заканчивать школу, под воздействием родителей, которые были убеждены, что мне нужно получить фундаментальное образование, я поступил в Ленинградский университет. Отец часто повторял мне фразу о герое «Дуэли» Чехова – Лаевском: «университетский человек» – это не просто характеристика персонажа, но и констатация его интеллектуального уровня.

Университет многое дал для моей нынешней профессии. В первую очередь – рациональный, методологический подход к решению творческих задач. Бергман говорил о кино, что это «фабрика сосисок», имея в виду, что в кинематографе творчество идет рука об руку с технологиями. Так вот, работая на этой «фабрике», без такого подхода не обойтись.

Окончательное решение стать режиссером я принял, когда, получив диплом, в 1974 году устроился на студию Ленфильм ассистентом. Я работал с такими мастерами, как мой отец и Авербах, и у меня постоянно возникали свои идеи по сценарию и решению эпизодов. Так, со временем во мне созрело желание посвятить себя кинематографу, делать фильмы самостоятельно.

Я считаю, что в 17-18 лет начинать обучаться профессии режиссера – преждевременно. Режиссер, прежде чем рассказывать о судьбах, характерах своих персонажей, должен сам испытать на себе многое, включая жизненные драмы.

Елена Трусова:
Вы с братом Владимиром практически выросли на Ленфильме, но пути в кино избрали немного разные: вы – режиссер, он – художник. Почему не работали над проектами вместе с братом, а только над вашим дипломным фильмом?

Дмитрий Светозаров:
Этот опыт убедил меня в том, что работа и родственные отношения не совместимы на съемочной площадке. В кинематографе существует иерархия, и на вершине всегда должен быть режиссер. Работа с Володей показала, что очень сложно руководить человеком, который является тебе старшим братом. Поэтому во избежание конфликтов и ссор, каждый из нас пошёл собственным путём.

Елена Трусова:
Расскажите, как складывалась ваша работа на Ленфильме, которому вы отдали много лет?

Дмитрий Светозаров:
Недавно я уволился с киностудии Ленфильм, потому что понял, что меня больше с ней ничего не связывает. А отдал я студии, действительно, много лет. Более того, если подсчитать общий стаж работы на Ленфильме мой, моего брата и отца, то получится более полутора веков.

Современный Ленфильм стал все больше напоминать кладбище. Киностудия – это не павильоны и декорации, а люди, которые создают фильмы.

Будет интересно:  Элла Манжеева: «Многие воспринимают фестивали как праздник, но на самом деле – это работа»

Мне посчастливилось попасть на Ленфильм в момент расцвета студии – в 1960-70-е и начале 1980-х. Время, когда в местном кафе собирался цвет не только ленинградского, но и, пожалуй, всего советского кинематографа. Постепенно это поколение ушло, драматичным было начало 90-х, когда произошел «разрыв поколений». В то время Ленфильм напоминал себя во время блокады.

Сейчас на студии совсем другое поколение кинематографистов, владеющих модными английскими терминами, вроде «кастинг» и «питчинг», но потерявших понимание тонкостей профессии.

Елена Трусова:
У вас большая фильмография, но давайте пока остановимся на вашем недавнем проекте — продолжении культового сериала «Агент национальной безопасности. Возвращение», первый сезон которого стартовал в 1999 году, а пятый – в 2004. Почему решили вернуться к этой истории спустя столько лет?

Дмитрий Светозаров:
«Агент национальной безопасности» – мое дитя, сериал, который стал выражением моего режиссерского стиля, соединяющего драматизм с юмором и долей самоиронии. Интонация, которая отличала этот проект от других, исчезла с моим уходом, а затем и сам сериал завершился. Однако все 15 лет я постоянно возвращался мысленно к этому проекту, так как считал, что в нем есть большой драматургический потенциал.

В новом сезоне герой Миши Пореченкова возвращается в Петербург спустя 15 лет, всё это время он служил егерем в Псковской глуши и отстреливал волков. По прошествии этих лет изменился не только город, но и человеческие отношения, поэтому главный герой чувствует себя неуютно в новой реальности. В этом – главный драматургический конфликт нового сезона.

Елена Трусова:
Хочется посмотреть на продолжение этой истории…

Дмитрий Светозаров:
Проект из 8 серий уже несколько лет дожидается своего часа, он был снят еще два года назад. Надеюсь, в скором времени зритель сможет увидеть новый сезон.

Елена Трусова:
Еще одно ваше дитя – детективный сериал «Улицы разбитых фонарей», ставший ярким явлением в массовой культуре России 1990-х. Если сравнить культовый сериал с сегодняшними проектами – какими стали современные детективные сериалы? Что изменилось с того времени?

Дмитрий Светозаров:
В то время сериал «Улицы разбитых фонарей» был штучной работой. Российский кинематограф в 90-е переживал тотальный коллапс. И крошечная студия продюсера Саши Капицы была чуть ли не единственной действующей в Ленинграде, да и в стране. Поэтому над первыми сезонами трудились лучшие профессионалы Ленфильма. К тому же сериал являет собой эстетический феномен: благодаря нашей производственной нищете настоящая жизнь вторгалась в экранную реальность – съёмки во многом напоминали документальные. Поэтому по кадрам «Улиц разбитых фонарей» можно восстановить картину эпохи 90-х.

В настоящее время производство телевизионных детективных проектов стало массовым – работает конвейер, на котором трудятся безымянные сценаристы и режиссеры. Отсюда – низкое качество сериалов, наспех написанные, полуграмотные сценарии, картонные декорации. Главным для продюсеров становится получение денег от каналов, неважно за какой продукт; а для каналов – заполнение сетки за как можно меньшее количество финансовых средств.

Елена Трусова:
Давайте поговорим о сериальном производстве подробнее. Совместно с продюсером Андреем Сигле вы создали киностудию АСДС, которая выпустила такие сериалы, как «Танцор», «Три цвета любви», «Опера. Хроники убойного отдела», «Вепрь» и многие другие. Как у вас возникла эта идея, задумывались ли вы тогда – на заре создания компании – с какими жанрами будете работать, как выстраивали стратегию компании?

Дмитрий Светозаров:
Как и многое в моей жизни, все произошло в результате непредвиденных обстоятельств. Мы должны были приступить к работе над сериалом «Фаворский» по заказу канала «Россия». В последний момент, когда уже были подобраны актеры и пошиты костюмы, мне позвонил генеральный продюсер канала, сказав, что у них нет возможности финансировать этот проект. И тогда Андрей Сигле, который в то время уже был успешным бизнесменом, выделил деньги на производство сериала. Так родилась наша студия АСДС, и тогда ни о какой стратегии речи не шло. Очень хорошо иллюстрирует нашу деятельность в то время фраза Зощенко – нас «захватило и понесло».

Будет интересно:  Мария Игнатенко: «Для меня человек – больше суммы частей, из которых он состоит»

Елена Трусова:
Сейчас индустрия сильно изменилась, в связи с развитием онлайн-платформ и оттоком финансов и режиссеров в сериальное производство, произошло перераспределение сил на рынке. Как вы считаете, какое будущее ожидает сериалы?

Дмитрий Светозаров:
Я воздержусь от предсказаний, но готов констатировать феномен: за последние годы произошло перераспределение аудитории. Сериалы, которые снимают для телеканалов, нацелены на возрастную и, не побоюсь этого слова, провинциальную аудиторию. Онлайн-платформы ориентированы на молодую аудиторию, которая диктует свои вкусы и тем самым формирует репертуар. К сожалению, «моя аудитория» – думающие интеллигенты среднего возраста, способные оценить творческие нюансы и смысловую глубину пусть и жанрового зрелища – размывается и уходит.

Елена Трусова:
Практически во всех ваших картинах главные герои совершают ошибки, но потом всегда раскаиваются и исправляют их. Можно сказать, вам интересны противоречивые люди с внутренними конфликтами. Вам важно показать на экране сложных персонажей, их терзания, именно поэтому вы взялись за экранизацию романа Федора Достоевского «Преступление и наказание»? Хотелось бы вам еще что-то из русской литературы экранизировать?

Дмитрий Светозаров:
Я воспитан на русской классической литературе и вырос литературоцентричным человеком. И среди источников моего вдохновения литература стоит на первом месте. Знаменитый французский поэт, критик и философ Поль Валери как-то сказал, что знает в истории человечества три чуда – античная Греция, Итальянское Возрождение и русская литература XIX века. В свое время я был убежден в высокой миссии телевидения – нести культуру в массы, думал, что оно способно донести до широкой аудитории русскую литературу «без купюр».

После успеха нашего сериала «Вепрь» Первый канал предложил мне экранизировать на выбор любое произведение русской классики. Я выбрал «Преступление и наказание», так как считаю его наиболее совершенным романом русской литературы. Но вскоре я понял, что миссию, о которой я упомянул ранее, телевидение выполнять не в состоянии, так как аудиторию экранизация классики мало интересует. Хотя я мечтал еще экранизировать «Бесов» Федора Достоевского и повести Леонида Андреева «Губернатор» и «Жизнь Василия Фивейского». Но эти планы останутся лишь планами, я не верю, что им суждено воплотиться в жизнь.

Елена Трусова:
За вами закрепилась репутация режиссера, обладающего уникальным авторским стилем, вы часто исследуете в своих фильмах потаенные, темные грани человеческой души. Наверное, одна из важных задач кинематографа – правдоподобно показать на экране человека. Как вы считаете, какие еще важные задачи и цели у кинематографа как искусства?

Дмитрий Светозаров:
Тот кинематограф, на котором воспитано мое поколение, – глубокий и психологический, где фигура человека во всем своем многообразии стоит во главе, – к сожалению, уже мертв.

По моему мнению, существует кинематограф двух стихий: кинематограф мелодии – протяженный и неторопливый, изучающий человека и явления вокруг, и кинематограф ритма – стремительный и построенный на быстрой смене кадра, не позволяющий зрителю вздохнуть. В настоящее время кинематограф ритма побеждает. Современному человеку тяжело остановиться, задуматься или просто наслаждаться окружающим миром, он живет в вечной спешке.

Будет интересно:  Никита Панфилов: «Большой плюс сериала «Пес» - его аполитичность»

Поэтому я считаю, что от того глубокого кинематографа, на котором я вырос, практически ничего не осталось. Хотя в его затухающем костре еще есть яркие вспышки, такие, например, как недавний лауреат Оскара — фильм «Земля кочевников» Хлои Чжао.

Елена Трусова:
В нашем прошлом интервью вы говорили, что сравниваете кино с шахматами. Есть, наверное, и партии, которые «сложно разыгрывать», можете вспомнить проекты, которые вам непросто дались или стоили усилий, что пришлось, например, «пожертвовать ферзем или конем»?

Дмитрий Светозаров:
Для меня самый благодатный, интересный и приносящий наибольшее удовлетворение этап работы – рождение замысла и работа над сценарием. Именно тогда строится здание – будущий проект. А последующие этапы — это постепенное разрушение этого здания. Возникают многочисленные вопросы – финансирования, смет, сроков, капризы натуры и актёров и так далее. Весь производственный процесс – это постоянный компромисс и «жертва шахматными фигурами».

Елена Трусова:
В разных проектах вы работаете и как режиссер, и сценарист, и продюсер. Как вам удается совмещать и разделять эти роли? Не вступаете ли вы в конфликт сами с собой, выступая в одном фильме, например, и как режиссер, и как продюсер?

Дмитрий Светозаров:
Мне даже помогает совмещение этих ролей. Приведу конкретный пример. Для съемок натурных сцен «Преступления и наказания» нужно было бы трансформировать улицы современного Петербурга в Петербург XIX века — это непосильная финансовая задача. Необходимо было найти другой способ. Мне пришла в голову идея, которая сочетает в себе продюсерский подход к делу и режиссерскую находку. Для меня «Преступление и наказание» — история жизни людей в тараканьих щелях города и общества, поэтому часть сцен можно было снимать не на открытых набережных и площадях, а сквозь проходные дворы, арки и узкие лестничные пролеты. Достаточно было поставить в створе арки несколько фонарей и пустить экипаж, чтобы создать образ Петербурга XIX века. Мой рациональный подход не мешает, а даже помогает реализовать творческие замыслы.

Елена Трусова:
Прошлый год был сложным для индустрии, но не остановил кинопроизводство, за последние пару лет вышло много актуальных проектов. Следите ли вы за кино- и сериальными новинками? Как считаете, какие темы сейчас интересуют зрителя?

Дмитрий Светозаров:
Я не особенно слежу за новинками, стараюсь минимизировать свои кинематографические впечатления.

Однако в современном сериальном производстве могу отметить излишнюю злободневность и сиюминутность сюжетов, социально-политические аллюзии, а также вторичность тем, зачастую их определяют не запросы нашей аудитории, а такие глобальные игроки, как Netflix и HBO.

Елена Трусова:
У вас, как у человека активного и деятельного, наверняка много творческих планов, расскажите о них.

Дмитрий Светозаров:
Пандемия выбила меня из творческого процесса на полтора года. Но у меня есть список, который я назвал в шутку «список Шиндлера», включающий идеи, синопсисы или даже сценарии для 11 проектов. Один из них – сценарий под названием «Пять процентов». Это комедия положений, которая разработана по принципу «слоенного пирога» — в ней заключено много смыслов, доступных и понятных разным категориям зрителей. Одна из важных тем – столкновение XX и XXI веков. По сюжету два старика-мошенника стараются проделывать свои махинации в век компьютерных технологий, их попытки заканчиваются крахом — они сами становятся жертвами нового поколения проходимцев. Судьба этих двух героев для меня являет судьбу уходящего поколения. Надеюсь, что этот проект вскоре удастся реализовать.

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться