Дата:12.05.2021

«Это не болезнь, это данность»: Владимир Мишуков рассказал о сыне с Синдромом Дауна

У Владимира Мишукова и его бывшей жены Инны четверо детей, один из которых, Платон, родился с Синдромом Дауна. Помимо этого у Платона аутизм – в свои 13 лет он не говорит. В интервью Екатерине Гордеевой актёр рассказал о своей реакции на диагноз и о любви к сыну.

«Мы узнали об этом фактически во время родов. То есть даже тогда это было не до конца понятно. Его взяли в реанимацию и по реакции людей было похоже на то, что у него Синдром. В течение недели его исследовали, чтобы вынести вердикт. Он лежал в боксе, мы к нему приходили, и была целая неделя полной неопределённости. И вот это самая сложная ситуация, когда ты в подвешенном состоянии и ничего не понимаешь. И я помню, я в какой-то момент обратился про себя к высшим силам с просьбой: «Пусть он будет нормальным». И когда я это про себя произнёс, мне стало очень стыдно. Он уже тот, какой он есть. Это всё равно что родилась девочка, а ты молишь бога, чтобы это был мальчик. В этот момент я принял ситуацию, ещё не зная диагноза. Помню момент, когда я работал, Инна позвонила: «Ну всё подтвердилось, у нас Синдром». У меня было ощущение облегчения – есть уже определённость. И абсолютное приятие и столп радости. Может, я экзальтированный му**к, но тем не менее, это со мной было.

«Это не болезнь, это данность»: Владимир Мишуков рассказал о сыне с Синдромом Дауна

Я вообще к иному отношусь по-иному. Синдром Дауна – это не болезнь, это не лечится, это данность. Ничего не изменится, хоть что делай. Данность надо принимать как саму жизнь в её многообразии и разных проявлениях. Поэтому я ко всякого рода аномалиям отношусь с приятием. И Платон меня в этом утвердил в ещё большей степени. Когда находишься со стороны чего-либо – ты вообще ничего не можешь понять. Когда находишься внутри ситуации – всё совсем по-другому. О чём речь, это мой сын – моя муза, моё счастье. Лучшее время моей жизни – которое я провожу с ним. Это трудно. Он не говорит, ему 13 лет, он выглядит моложе. У него ещё аутизм. Но столько моментов, которые сообщаются между нами на ином уровне… Я снимал детей с Синдромом Дауна для проекта «Близкие люди». Это люди-иероглифы. Люди, которые нам что-то обязательно своим фактом существования сообщают. Просто мы не умеем это читать.

Будет интересно:  Дэвид Линч снял клип на новую песню Donovan

Мы разделяем уход за Платоном с Инной. Как только у меня представляется возможность, я беру его к себе, и мы неделю, пять дней проводим вместе. Прошлогодний и этот Новый год мы встречали с ним вместе вдвоём. Лучших встреч Нового года у меня не было. Общаемся мы с ним на сенсорно-тактильном, каком-то звуковом уровне. У него в последние годы усиленная программа занятий с педагогами, у него две няни, два педагога. Ему не существенны вещи, которые существенны нам. Я очень надеюсь, что он меня различает среди других людей. Очень надеюсь, но может так и не быть. Может, тот, кто к нему хорошо относится, того он и принимает».


Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться