Дата:28.09.2021

Евгений Марьян: «Я обещаю научиться снимать кино»

С 18 по 25 сентября 2021 года в Сочи пройдет 32 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. В преддверии смотра ПрофиСинема, многолетний информационный партнер смотра, продолжает серию интервью с участниками конкурсной программы. Очередной претендент на призы фестиваля — дебютант Евгений Марьян — поведал о своей картине «Молоко птицы», снятой в Приднестровье. Герой ленты пытается вырваться из мира мелкого криминала и в то же время переживает глубокий внутренний кризис. 

Марьян рассказал, как его жизненный опыт отразился в проекте, о цветовой символике картины и планах на будущее, а продюсер Роман Борисевич — о российско-молдавской копродукции.  

Марина Озеренчук
В своём фейсбуке Вы неоднократно писали о том, что в профессию режиссера пришли по случайному стечению обстоятельств. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом.

Евгений Марьян
Я родился в Приднестровье и жил в общежитии напротив морга, тюрьмы и православной церкви, что не могло не наложить на меня определенный отпечаток. Хотелось вырваться из этой черноты и пришлось искать выходы. Начал заниматься футболом: достиг в спорте определенных успехов и даже играл за сборную Молдовы, но потом «остыл». Попробовал себя в боевых искусствах – но и это не пришлось мне по вкусу. Высшее образование я получал по специальности «Социальная педагогика и психология»: учился 5 лет, но так и не получил диплом. Параллельно занимался музыкой. Создал свою группу – впоследствии меня пригласили в Москву для подписания контракта и записи альбома. Спустя некоторое время пришло осознание, что связывать свою жизнь с музыкой мне тоже не стоит. Музыка — великое искусство, к которому стремятся остальные виды — в том числе, как говорит Сергей Максимишин (фотограф – прим. ред.), и кино. Тогда я открыл для себя пленочную фотографию, начал увлекаться живописью. Параллельно работал курьером, и в этот момент много размышлял о своем будущем. В итоге понял, что именно через кино смогу аккумулировать все свои знания и увлечения в единую форму. Поступил на курсы в киношколу «Свободное кино»: на одном из мастер-классов встретил Романа Борисевича.

Марина Озеренчук
Не боитесь, что и кино Вам наскучит?

Евгений Марьян
Честно признаюсь — не боюсь, поскольку полагаю, что оно мне в любом случае наскучит.  Но прежде я обещаю научиться снимать кино. Возможно, в будущем займусь театром. Самое главное — получать удовольствие от процесса, не костенеть. Не так важно, какие я нахожу формы выражения, главное, чтобы это помогало мне раскрыться. Отчасти в этом и состоит моя проблема: бывает тяжело доводить дела до конца. Но у этой черты есть свои плюсы – развивается широкий кругозор. Быть может, именно так я смогу дойти до своего главного дела.

Марина Озеренчук
У проекта долгая история создания — сначала Вы питчевали его в своей киношколе, затем информация о нем появилась на русском стенде в Каннах, после — победа в Work in Progress в Карловых Варах. Как долго эта идея жила с Вами? Как родился замысел? Приходилось ли менять его в процессе работы?

Будет интересно:  Алексей Туркус: «Жесткость режиссера – от недоумия, это не "мэтод"»

Евгений Марьян
К моменту знакомства с Романом Борисевичем я находился в процессе написания сценария. К сожалению, я еще не знал, как они создаются и просто писал от души. Учиться пришлось на ходу. Мне кажется, Романа заинтересовал не столько сценарий, сколько моя личность. К тому же, тема Молдовы и Приднестровья оказалась нестандартной и открывала новые профессиональные горизонты с продюсерской точки зрения.
В основе сюжета лежит рефлексия детских переживаний: в какой-то момент я испытывал Эдипов комплекс. Религиозность моей семьи — еще одна тема для осмысления: и мать, и отец — христиане, исповедующие разные конфессии. Конфликта внутри семьи из-за этого никогда не было, но, тем не менее, конфликт зрел во мне. Духовные терзания, «околобандитская» среда формирования — все это стало основой для будущего сценария.

Марина Озеренчук
Отдельно хочется спросить про Молдавию и Приднестровье, в котором проходили съёмки. К тому же, Приднестровье является Вашей родиной. Как организовывался съемочный процесс в непризнанной республике? Существует ли какой-то кинопроцесс в Приднестровье? Насколько важно для Вас было рассказать эту историю именно там?

Евгений Марьян
Нет, там не существует никакого кинопроцесса, а наш фильм стал первой художественной картиной в истории, снятой на территории Приднестровья. Нашу идею поддержали и молдавская, и приднестровская стороны. Вообще данный фильм — это своеобразное путешествие в прошлое, помогающее понять себя настоящего. Эта история могла быть рассказана только на территории Приднестровья, поскольку в ее основе лежит мой взгляд на себя.

Марина Озеренчук
Опять-таки в фейсбуке Вы обозначили, что за жизнь прочитали не более 10 книг. Однако с визуальной точки зрения «Молоко птицы» изобилует цитатами из классической живописи и иконописи. На ваш взгляд, насмотренность для режиссера важнее начитанности?

Евгений Марьян
Нет, все-таки начитанность важнее (смеется). С того периода я уже очень много прочитал: в последний год активно занимаюсь самообразованием. По сути, моя жизнь состоит из того, что я читаю, смотрю минимум три фильма в день, занимаюсь творчеством.

Марина Озеренчук
При этом, по структуре действие Вашего фильма напоминает классический роман воспитания: на экране разворачивается психологическое, нравственное и социальное формирование личности главного героя, сопровождаемое кризисом веры и разочарованием в идеалах юности. Что вдохновило Вас на обращение именно к этому архетипу?

Евгений Марьян
Конечно, здесь множество автобиографических деталей, начиная с духовных терзаний, заканчивая социальной составляющей внутри Молдовы и Приднестровья.

Марина Озеренчук
Ещё одним важным аспектом Вашей эстетики является активное использование цветовой драматургии: сложно не обратить внимание, что главного героя постоянно сопровождает желтый цвет. Что для вас значит это средство художественной выразительности?

Будет интересно:  Александра Ребенок: «У каждого из нас есть "любимые" маньяки»

Евгений Марьян
Я только учусь делать кино, но четко осознаю, насколько форма и язык значимы в этом виде искусства. Есть множество режиссеров, которые не смогли выработать свои выразительные средства. Например, можно констатировать, что у Гаспара Ноэ есть свой визуальный, драматургический, концептуальный язык. Самым важным для меня является поиск своего стиля — учитывая мое увлечение фотографией и живописью, я искал вдохновение именно там. В живописи Северного Ренессанса и иконописи желтый цвет — он же золотой — это цвет Бога, благородия. Также я активно использую фиолетовый и бордовый как антагонистические — это цвета, не существующие в природе, придуманные человеком. Мне нравится сталкивать естественное с искусственным. В августе я закончил короткий метр, действие которого происходит в студенческом общежитии. «Молоко птицы» органично продолжается в этом проекте, и я не считаю, что повторяюсь. Новая картина рассказывает о девушке, которая скрывает свою интерсексуальность. Она носит одновременно золотой и фиолетовый цвет — ей приходится жить в противоречии, что я подчеркиваю визуально. В полнометражном фильме, который мы планируем запускать, также появятся эти цвета.

Марина Озеренчук
Есть ли у Вас уже идеи новых проектов? Готовите ли Вы новый сценарий?

Евгений Марьян
Короткометражный проект я придумал для того, чтобы осознать нужно ли мне заниматься кино. Идея пришла из ниоткуда. Я очень доволен картиной — это мой дебют номер ноль. Сейчас активно работаю над полным метром, который надеюсь запустить в следующие полгода. В основе лежит архетипическая история из Ветхого Завета, есть некоторые отсылки к жизни Девы Марии до Христа.

Марина Озеренчук
Расскажите, пожалуйста, о кастинге. Дебютант Виталий Назаренко — настоящая находка. Как он появился в Вашем проекте? Как Вам удалось привлечь в проект Елену Лядову?

Евгений Марьян
Он не актер, и я не уверен, что он в дальнейшем будет заниматься этой профессией. Мне кажется, по внутреннему психологическому устройству Виталий не предназначен для того, чтобы вживаться в несвойственные ему роли. Я нашел его через сайт Lumpen – это модельное агентство нестандартной внешности. Лицо исполнителя должно было в равной степени отражать и современность, и что-то из Ренессанса – чистое, глубокое. Виталий не имел никакого представления об актерских техниках, поэтому я выстраивал его роль с точки зрения метода эффективной памяти: он стал жить в деревне у одной из местных бабушек. Я останавливался в гостинице в 10 километрах оттуда, и каждый вечер Виталий приезжал ко мне. Мы играли в бильярд и разговаривали о роли – сценарий он не видел до самого финала. Все, о чем ему было известно — это о сексуальном влечении его героя к матери. На основе этого факта он вел дневник, приносил его мне. Касательно Елены Лядовой — я очень хотел видеть ее в проекте, поэтому мы отправили ей сценарий и надеялись на позитивный исход.

Будет интересно:  Николай Лебедев: «Я так счастлив, когда мои ученики получают призы — больше, чем когда получаю призы сам»

Марина Озеренчук
Попадание в основной конкурс Кинотавра — большой успех для дебютанта, с которым Вас можно только поздравить. Поделитесь, пожалуйста, эмоциями и ожиданиями от фестиваля.

Евгений Марьян
Я не испытываю никаких эмоций, сейчас уже сосредоточен на новых проектах. Главное, чтобы этот опыт помог фильму и его дальнейшему продвижению.

Роман Борисевич, продюсер картины «Молоко птицы»

Марина Озеренчук

«Молоко птицы» — интереснейший проект со стороны финансирования: с одной стороны, это первая копродукция России и Молдовы, с другой — сочетание государственных средств Минкульта и частных из Кинопрайма. Расскажите, пожалуйста, как сложилось сотрудничество с каждой из сторон.

Роман Борисевич
Наш проект, действительно, является первой копродукцией между Россией и Молдовой, к тому же, это первая картина, снятая полностью в Приднестровье. Изначально проект поддержало Министерство Культуры, что позволило искать копродукционные средства. Мы обратились в Центр национального фильма Республики Молдовы, прошли конкурс – так у нас появился молдавский сопродюсер. Молдавская компания Pascaru Production в значительной мере помогла в организации съемок: у нас даже не было ощущения, что мы работаем в другом государстве – процесс шел очень плодотворно. Но, к сожалению, финансовые объемы молдавской поддержки совершенно не сопоставимы с российскими бюджетами. В составе финансирования также были небольшие частные средства. На последнем этапе нам очень помог Фонд Кинопрайм, который в тот момент только запустился. Тогда я впервые ощутил помощь Фонда: до него были привлечены уже все возможные источники финансирования, но денег все равно катастрофически не хватало. Наши съемки практически завершились, когда в Фонде принималось решение по проекту. Если бы не появился Кинопрайм, то картина, скорее всего, не была бы закончена. Поэтому мы выражаем Фонду искреннюю благодарность.

Марина Озеренчук
В 2019 году проект «Молоко птицы» взял приз на кинофестивале в Карловых Варах в номинации «Work in Progress». Что этот опыт дал будущей картине?

Роман Борисевич
Мы получили грант и сделали цветокоррекцию в Чехии. Подобные площадки позволяют заявить о проекте фестивальному киносообществу, обеспечивают рекламу и узнаваемость. В нашем случае удалось заявить коллегам из других стран о существовании Приднестровья, что тоже важно.

Марина Озеренчук
Сразу два проекта в основном конкурсе Кинотавра — большой продюсерский успех. Поделитесь, пожалуйста, ожиданиями от предстоящего фестиваля.

Роман Борисевич
Хочу подчеркнуть, что главное – это участие, остальное – субъективно. Некоторое время назад у меня было даже три картины в конкурсе единовременно. По моему опыту, это очень волнительно: в тот раз одну из картин отметили, а другие обделили вниманием. Поэтому участие для меня важнее результата. Главное, чтобы все показы прошли хорошо. 

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться