Дата:22.10.2020

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

С 11 по 18 сентября в Сочи пройдет 31 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Портал ПрофиСинема как многолетний информационный партнер фестиваля продолжает публиковать интервью с участниками конкурсной программы.

Режиссер Иван И. Твердовский представит в конкурсе свой четвертый полнометражный фильм «Конференция», рассказывающий о последствиях трагического захвата заложников в Театральном центре на Дубровке в 2002 году. В интервью ПрофиСинема Иван И. Твердовский и продюсер ленты Катерина Михайлова рассказали, насколько было сложно работать с такой страшной и тяжелой историей, почему в отечественном кинематографе до сих пор боятся высказываться по поводу террористических актов, как их отговаривали от съемок фильма и как удалось сохранить в картине достоверность.

Елена Трусова:
Фильм «Конференция» сначала покажут в Венеции, а потом на Кинотавре. Европейская и российская аудитории очень отличаются между собой. Учитывая, что фильм посвящен трагичным событиям в российской истории – теракту на мюзикле Норд-Ост и его последствиям, можете предположить, как его воспримут в России, а как – за рубежом?

Иван И. Твердовский:
Я не разделяю публику этих фестивалей. Венецианский кинофестиваль собирает профессионалов не только из Европы, но и со всего мира. Да, Кинотавр национальный киносмотр, но в зале в первую очередь такая же профессиональная аудитория. Не думаю, что после просмотра нашей картины чувства российской аудитории будут сильно отличаться от чувств международного зрителя.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Катерина Михайлова:
Да, чувства не будут полярными, но все-таки, на мой взгляд, могут отличаться. В основе фильма – события, произошедшие в России, которые наш зритель однозначно примет близко к сердцу. Российская аудитория воспринимает такой материал порой даже документально.

Иван И. Твердовский:
Те, события, которые мы затрагиваем в картине, близки не только российскому зрителю. Проблема международного терроризма касается каждого человека в мире. Да, найдутся люди, которые будут заострять внимание на документальных подробностях, но можно и нужно рассматривать фильм целостно, как систему элементов, не привязанных к конкретному событию.

Елена Трусова:
Иван, в одном из интервью вы отмечали, что в процессе работы над сценарием не только изучали Книгу памяти Норд-Оста, но и разговаривали с людьми, которые пережили те жуткие события. Расскажите, насколько сложно было пропускать через себя такую тяжелую историю, какие изменения претерпел сценарий в процессе и какими источниками вы еще пользовались?

Иван И. Твердовский:
Как режиссер я начинал именно в документальном кино. И я понимаю, что если касаешься реальных событий, то нужно общаться с их участниками. Важны не только факты, но и эмоциональная составляющая, чувства людей, которые пережили тот травмирующий опыт. У всех свое видение и интерпретация событий. И когда ты пропускаешь все через себя, то начинаешь глазами рассказчика видеть ситуацию несколько иначе.

Для меня было важно изучить все открытые источники. Оказалось, что многие из документов засекречены. Но даже обладая всем тем объемом информации, который я подчерпнул в интернете, невозможно было бы обойтись без общения с теми, кто испытал все на себе. 

Я отметил интересную вещь – люди, находившиеся в одном помещении, по-разному описывают некоторые события тех трагичных дней, например, вторую ночь. При этом, о первых минутах террористического захвата все рассказывают одинаково. Каждый отдельно взятый человек в экстремальных обстоятельствах чувствует себя абсолютно по-разному.

Только изучив весь материал, который мне удалось собрать, я приступил к работе над самой историей, образами героев

Елена Трусова:
Ситора Алиева упомянула на пресс-конференции Кинотавра, что один из трендов этого года – фильмы, в основе которых реальные события, представляющие собой попытку осмыслить и проанализировать прошлое. Фильм «Конференция» именно такой. В картине теракт освещен лишь отчасти, история сконцентрирована на чувствах людей, мотивации их поступков и последствиях действий. Почему решили рассмотреть событие именно с этой стороны?

Будет интересно:  Дана Абызова: «Если актер сделает что-то неточно, от этого никто не умрет»

Иван И. Твердовский:
Современное искусство всегда рефлексирует на происходящее вокруг. Именно из этого рождается художественный образ, но он не является зеркалом – отражением тех исторических событий. Мой взгляд на них безусловно может отличаться от произошедшего на самом деле. Было важно рассмотреть прошлое с точки зрения человеческого опыта, переживаний и эмоций людей, а затем транслировать это на экран. Но в основе, конечно же, реальная ситуация, и фактологию нарушать мы не собирались.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Елена Трусова:
Фильм снят в копродукции России, Эстонии, Великобритании и Италии. Где и как вы нашли партнеров и на каком этапе подключился каждый из них?

Катерина Михайлова:
С моим коллегой Константином Фамом мы изначально сконцентрировались на международном фокусе проекта, хотели заинтересовать аудиторию во всем мире. Фильм посвящен жертвам терроризма. Тема, поднятая в картине, касается каждого.

Я рада, что несколько стран поддержали нас. А началось все с участия в connecting cottbus в рамках международного кинофестиваля в Коттбусе в Германии, на котором встречаются проекты из Восточной и Западной Европы. Иван, кстати, был неоднократным лауреатом этого киносмотра, поэтому некоторых продюсеров, которые были в Коттбусе, заинтересовал его новый проект.

Затем мы были на Baltic Event в Таллине, где нашли эстонских партнеров, позже на American Film Market. И уже потом к проекту подключились британские и итальянские сопродюсеры – Reason8 и Revolver. Поэтому, учитывая участие в программе Венеции, отрадно, что в нашей команде есть итальянские партнеры. Сейчас, кстати, именно в Италии идет мастеринг фильма, на подходе финальная версия.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Елена Трусова:
Катерина, вы как-то сказали, что «проект дался нам большими усилиями и снимался в спартанских условиях». Что вы имели в виду под «спартанскими условиями»? Расскажите подробнее про съемки картины.

Катерина Михайлова:
Скажем так, у нас не было завышенных ожиданий, мы понимали, что снимаем не крупный коммерческий проект. К тому же съемочный период попал на ноябрь-декабрь, а первая сцена снималась на кладбище, когда шел сильный снег. Несмотря на непростые условия, как упоминалось раньше «спартанские», вся команда очень сплотилась, понимая важность и ценность фильма. Атмосфера на площадке была отличная, все были мотивированы идеей и пошли за режиссером.

Иван И. Твердовский:
Да, у нас не было идеальных условий для съемок, но все трудности, наоборот, только сплотили нашу команду. И что самое ценное – когда после съемок проекта остается много людей, которые хотят поработать с тобой и дальше, причем на любых условиях.

Елена Трусова:
Часть сцен снимали в том самом Театральном центре на Дубровке. Хоть в этом месте о произошедшем в октябре 2002 года напоминает только мемориальная доска, стены зала до сих пор «помнят» те события. Почему решили снимать именно в том самом месте и каково было там работать?

Иван И. Твердовский:
Интенция снять этот фильм у меня возникла три года назад, когда я был в этом Театральном центре на представлении Цирка танцующих фонтанов. 

Прошло много лет после теракта, и я надеялся увидеть там мемориальный комплекс, но его не было и нет. Само пространство никак не изменилось, в зале поменяли только кресла, даже обшивку стен не трогали, а в фойе на мраморных колоннах до сих пор видны следы от пуль. Это место до сих пор хранит и помнит все, что там происходило.

Катерина Михайлова:
Для нас было важно снять определенные сцены именно в этом Театральном центре. Поэтому приходилось снимать по ночам, до того, как начнутся утренние спектакли. Техническая сложность процесса заключалось в том, что после ночных смен приходилось менять декорации. И, конечно, было морально очень тяжело всей группе – работать и осознавать, в каком месте мы находимся.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Елена Трусова:
Для людей, переживших трагичные события, жизнь разделилась на «до» и «после». Но и те, кого лично не затронула трагедия помнят те дни. На самом деле даже 18 лет не такой большой срок, чтобы забыть настолько травмирующие события.

Будет интересно:  Исакова Виктория - интервью

Иван И. Твердовский:
Должен заметить, что 18 лет – это колоссальный срок. А с точки зрения рефлексии современным кинематографом этой трагедии и событий с ней связанных нельзя увидеть ни единого примера. Да, есть журналистские материалы, произведения литературы, документальные ленты, фотографии, но нет ни одного игрового фильма, который касался бы истории террористической агрессии 1990-х – 2000-х.

Если вспомнить послевоенные картины, то, например, фильмы о Второй мировой войне выходили не сразу по ее завершении. За семь лет не выпустили ни одной киноленты, а затем появилось целое поколение режиссеров, которые снимали фильмы о войне.

А сейчас прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся обсуждать и анализировать произошедшее.

Катерина Михайлова:

Когда мы только начинали работу над проектом «Конференция», то постоянно слышали вопросы «Зачем вы взялись за эту тему? А не лучше ли снять что-то другое?» Но я считаю, что у нас важная миссия, ведь цель фильма – раскрыть, как люди живут после такой жуткой трагедии, после потери близких.  Своим фильмом мы открыли тему и надеемся, что все перестанут бояться высказываться по этому поводу в отечественном кинематографе. 

У зарубежных коллег есть много фильмов, которые рефлексируют на тему терроризма. Один из недавних – норвежский фильм «Утойя 22 июля» – о теракте в Норвегии в 2011 году, который совершил Брейвик. Сначала террорист отвлек внимание взрывом в центре Осло, одном из спокойнейших городов Европы, в тот момент я была как раз там. Это тяжело вспоминать, а тем более смотреть фильм. Но об этой теме обязательно нужно говорить в кино и в разных ракурсах.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Елена Трусова:
Давайте вернемся к сюжету «Конференции». Героиня возвращается из монастыря, в котором провела восемнадцать лет, чтобы извиниться за главную ошибку в жизни, которую, как она признается, совершила из-за самого большого греха – страха. Так что же в этой истории главное – попытки избавиться от прошлого, от страха, от чувства вины, возможность искупления грехов или что-то другое?

Иван И. Твердовский:
Все, что вы перечислили, вещи, с которыми вынужден жить человек. Героиня фильма понимает, что невозможно избавиться от прошлого, от груза своей роковой ошибки, и ей приходится мириться с этим. Фильм – это попытка разобраться в душе и сущности героини, в том, что стало первопричиной ее поступка, как она могла оставить своих детей в опасности, чем она была движима в тот момент.

Елена Трусова:
Иван, Наталья Павленкова появляется в каждом вашем фильме, вы как-то даже упоминали, что сценарий «Зоологии» писали строго под нее. Расскажите, с чего началось ваше долгое и плодотворное сотрудничество.

Иван И. Твердовский:
Да, работаю с Натальей уже в пятый раз, она вдохновляет меня как актриса. Что касается «Зоологии», то именно она, человек, которому я безмерно доверяю, могла транслировать личные и важные для меня вещи на экране. Поэтому на эту роль не могло быть кастинга, и это было, скорее, исключением.

В «Конференции» мы проводили пробы, искали нужный образ. Рассматривали много актрис, включая Анну Михалкову и несколько зарубежных актрис. И бывает же такое, что актриса, с которой мы работали уже четыре раза, приходит на пробы и показывает нечто невероятное! Наталья Павленкова оказалась самой убедительной.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Елена Трусова:
В одной из ролей в картине «Конференция» – Ксения Зуева. Иван, а вы снялись в одной из ролей в фильме «Вмешательство»  тоже участнике Кинотавра. Как произошел такого рода «обмен», кто первым предложил сняться в своем проекте?

Будет интересно:  Ксения Зуева: «Героиня «Вмешательства» нуждается в любви и страдает от тотального одиночества»

Иван И. Твердовский:
У ютьюберов это называется бартер (смеется). На самом деле здесь ситуация иная. Мое участие во «Вмешательстве» никак не связано с тем, что я планировал работать в своем фильме с Ксюшей. Она изначально знала, на какую тему у меня будет кино, и я, посмотрев ее работу в ленте «14 шагов» Максима Шавкина, предложил ей пройти пробы. С ее характером, давними травмами и сложными семейными отношениями, которые не побоялась оголить, она как никто подходила на эту роль.

Елена Трусова:
Вы также говорили, что на съемках хотели задействовать, помимо профессиональных актеров, участников событий 2002 года – «это позволит поддержать определенную степень правдивости». У вас получилось это сделать? 

Иван И. Твердовский:
Да, в фильме снялись двое моих друзей – Филипп Авдеев и Рома Шмаков, которые были в детской труппе Норд-Оста и были участниками тех событий. И для меня важно, что они, став профессиональными артистами, могут трансформировать свои реальные переживания прошлого в художественный образ. Все это позволило оторваться от документального материала, но при этом сохранить достоверность.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Елена Трусова:
Захват заложников на Дубровке произошел в 20-х числах октября 2002 года. Катерина, в одном из интервью вы сказали, что для вас важно будет показать картину именно в этот период – в дни, когда Россия вспоминает трагедию Норд-Оста. Будете следовать намеченному плану?

Катерина Михайлова:
Это наш идеальный план, но он обычно работает только в идеальном мире. В нынешней обстановке говорить о прокате пока сложно, но нам важно показать фильм в кинотеатрах. Мы рассматриваем возможность выпуска именно в конце октября и ждем предложений от прокатчиков.

Елена Трусова:
Иван, это уже ваш четвертый полнометражный фильм. Первые три затрагивали разные темы – от коррупции, недостатков системы образования и положения инвалидов в стране до религиозности, одиночества и бесчувственности современного общества. С какими еще темами собираетесь поработать?

Иван И. Твердовский:
Меня теперь интересуют семейные взаимоотношения. С продюсером Натальей Мокрицкой, с которой я сделал три своих предыдущих фильма, уже давно разрабатываем проект, основанный на двух повестях Евгения Замятина «Наводнение» и «Север», которые соединились в моем замысле. Эта история не будет иметь прямого социального подтекста, но коснется сложных отношений в семье: абьюза, ревности, измены. Пока дальше этого проекта ничего не планирую, не заглядываю сильно далеко.

Иван И. Твердовский: «Прошло почти 20 лет, а люди до сих пор боятся анализировать произошедшее»

Елена Трусова:
Скорее всего, сейчас все ваши мысли заняты только предстоящими кинофестивалями. Уже можете сказать, когда и в каком составе вы собираетесь отправиться на Венецианский фестиваль?

Катерина Михайлова:
Главный вопрос – как туда добраться. Мы обратились в посольство Италии, чтобы они нам оказали содействие, а также в Аэрофлот. Есть рейсы раз в неделю, которые летят напрямую в Италию, именно ими мы можем добраться до места, миновав вынужденный карантин в другой стране. Иначе мы и на Кинотавр можем не попасть…

Елена Трусова:
Кинотавр этого года особенный: каждый из вас представляет на нем по несколько проектов. Катерина, вы два как продюсер, Иван, вы – свой фильм «Конференция» и «Вмешательство», в котором исполнили одну из ролей. С каким настроением поедете на фестиваль, повлияет ли на ваш настрой результаты Венеции?

Катерина Михайлова:
Рады, что главный фестиваль страны все-таки состоится. Мы очень ждем первого показа в России, ведь Кинотавр является отправной точкой для любого российского фильма.

Иван И. Твердовский:
Фестиваль – это точка старта. А настрой должен быть не как у спортсмена, который готовится к олимпийским играм, так как у нас на киносмотрах совсем другая задача. Любой результат, конечно, повлияет на дальнейшую судьбу картины. И первые оценки профессиональных зрителей чрезвычайно важны.

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться