Дата:11.04.2021

Константин Белошапка: «Я сам еще до конца не понимаю, какой я»

В российских кинотеатрах идет хоррор «Бывшая», созданный продюсерской командой самого успешного отечественного проекта в этом жанре «Невеста», проданной во множество зарубежных стран. Как и «Невеста», этот фильм вновь исследует тайны прошлого, однако уже не в какого-то далекого, основанного на народных мифах и легендах, а вполне конкретного и все еще актуального – может ли опубликованная больше десяти лет назад фотография в соцсетях изменить нынешнюю жизнь и поставить под угрозу счастье одной отдельно взятой пары. Главную мужскую роль в хорроре сыграл актер Константин Белошапка, именно его герой и пытается удержать свою нынешнюю возлюбленную, несмотря на месть бывшей. Мы поговорили с артистом о популярном жанре, умении сыграть страх в кадре, творческом выборе и будущей карьере.

«Бывшая» – уже не первый ваш опыт в жанре хоррора, однако в предыдущей ленте – «Приворот. Черное венчание» – вы сыграли несколько иную роль.

Да, там я был непосредственно внутри паранормальных явлений. И после «Бывшей» могу сказать, что на стороне зла, честно говоря, играть проще – там понятнее, как существовать. А вот когда перед актером, как было в этом фильме, стоит задача все время бояться в кадре – это довольно интересно, предлагаемые обстоятельства сложнее. Может быть, с кем-то и случались паранормальные явления, но со мной такого не было. И представить, что ты видишь нечто, чего не может быть, причем очень реально – это задача не из простых. Просто трястись в кадре не получится, надо находить новые краски. И этим роль в «Бывшей» меня и зацепила, хотя к самому жанру хоррора я отношусь двояко. Мне кажется, он немного детский. Когда ты вырастаешь, то уже боишься не каких-то зомби, которые придут и съедят тебя, а тебе страшно, например, если твой ребенок заболеет.

Несмотря на жанр, в «Бывшей» как раз поднимается актуальный сейчас вопрос самопрезентации в социальных сетях, условном «казаться, а не быть», хотя важнее, конечно, наоборот.

Я не очень рефлексирую на эту тему, потому что и сам в соцсетях не особо присутствую. У меня есть Instagram, Facebook, но это постольку-поскольку. Основное мое общение все равно больше происходит офлайн. А так, наверное, плохо, если люди полностью посвящают соцсетям свою жизнь.

А удалось ли вам сохранить хорошие отношения со своими бывшими?

Будет интересно:  Ангелина Никонова: «Есть разница между адаптацией литературного произведения и экранизацией мемуаров»

Бывшие девушки были очень давно, и, конечно, я не сохранил с ними никаких отношений. Что может связывать с теми, с кем встречался полгода? Вообще, наверное, общаться с бывшими – это непросто, но, например, у меня с бывшей женой хорошие отношения, потому что есть ребенок, работа, нас очень многое связывает.

Ваша карьера в кино началась сразу с работы с Сергеем Урсуляком в сериале «Жизнь и судьба», а «Бывшую» снимал Евгений Пузыревский, для которого это первый полнометражный фильм. Отличается ли работа с маститыми режиссерами от работы с дебютантами, и легко ли вы вообще соглашаетесь на проекты с такими новичками в кино?

С новичками как раз очень интересно работать, потому что у дебютантов всегда есть амбиции и энергия, благодаря которым они стараются выжать максимум из материала. И порой это оказывается намного продуктивнее, чем снимать 15-й сезон сериала с одним режиссером. Сама работа, конечно, отличается – опыт есть опыт, и дебютанты, и маститые, как вы сказали, режиссеры бывают очень разными. В нашем случае Женя очень горел этой идеей, даже спорил с продюсерами, пытался отвоевывать свои творческие задачи. И это было сложно, но очень интересно.

Константин Белошапка: «Я сам еще до конца не понимаю, какой я»

А свою профессиональную ответственность вы с кем больше чувствуете? Отличается ли взаимодействие с такими разными режиссерами: грубо говоря, не боитесь ли вы упасть в грязь лицом перед уже именитыми постановщиками, или, напротив, – поделиться своими знаниями с новичками?

Взаимодействие с режиссером зависит от человека – ты либо с ним находишь общий язык, либо нет. И это соотносится не с возрастом или опытом, а только с человеческими качествами – моих и режиссера. Уже на этапе съемок понятно, нравится мне то, что он просит сделать в кадре, или мне это кажется чем-то неправильным. И мои ощущения на площадке потом всегда совпадают с результатом на экране. Когда я еще только начинал сниматься, то мог обманываться и в одну, и в другую сторону, думая что мы делаем что-то хорошее, а в итоге получалось плохо, и наоборот. Но сейчас такое происходит все реже.

Вы смотрите фильмы и сериалы со своим участием?

Я смотрю не всё, но на те работы, где у меня во время съемок были вопросы, мне посмотреть нужно, чтобы провести финальную работу над ошибками.

Будет интересно:  Филипп Юрьев: «Десять лет назад я понял, что хочу снимать фильм на Чукотке, был одержим этим»

Как вы вообще выбираете проекты, в которых принимаете участие? Это зависит от съемочной группы или от истории?

Знаете, я не так давно могу себе позволить реально выбирать проекты. Был долгий период, когда я брался за всё. Тогда казалось, что нужен опыт, неважно какой, нужно больше сниматься, потому что многое нарабатывается именно этими притирками с режиссерами, оценкой результата, калибровкой своих ощущений от процесса с учетом этого результата. Была некая настройка актерского аппарата. Плюс еще казалось, что вдруг это последний проект и надо его по-любому брать. А потом появились ситуации, когда я соглашался на несколько проектов, и они стартовали почти одновременно, и я понимал, что хочу сняться только в одном из них, начал их фильтровать. И сейчас я рад, что могу отказываться от каких-то работ, выбирать роль для себя. Если я читаю сценарий и понимаю, что он хорошо написан, а предложенного мне героя интересно сыграть, то я соглашаюсь, несмотря даже на компанию, которая участвует в его производстве.

Константин Белошапка: «Я сам еще до конца не понимаю, какой я»

Многие ваши коллеги тем не менее говорят, что хороших сценариев мало. Вы много снимаетесь и в фильмах, и сериалах. По вашему мнению, как-то изменилась эта ситуация за последние годы?

Не могу назвать себя экспертом в этом вопросе, но общий уровень сценариев за 10 лет, что я снимаюсь, действительно вырос. На мой взгляд, это произошло за счет развития онлайн-платформ и взросления зрительской аудитории, воспитанной уже на качественном кино, хотя это, конечно, взаимосвязанные вещи. Но круто, что сценаристы наконец могут писать то, что им нравится, в то время как раньше нужно было долго договариваться с каналами. Хотя это повлияло и на телевидение, откуда тоже стали приходить очень приличные вещи.

Вы снимались в очень разных – и по жанру, и по изображаемой эпохе – проектах, где, как пишут наши читатели, смотритесь очень гармонично. А вы сам комфортнее себя чувствуете в каких жанрах и каких эпохах?

Опять-таки все очень зависит от сценария. Я недавно читал текст про 70-е – очень обаятельной эпохе, которую я безумно люблю. Но при прочтении у меня возник дикий диссонанс от моего ощущения того времени и от того, как написан сценарий. Поэтому я сразу понял, что не смогу в этом проекте участвовать. Мне кажется очень важно автору чувствовать эпоху, о которой он пишет. Например, если речь идет про оттепель, то там хочется увидеть отголоски фильмов Хуциева, Данелии, Иоселиани. А если там суперсовременный текст, где все выглядит так, будто нынешнего человека просто засунули в ту эпоху, то мне это не интересно. Я лучше посмотрю свои любимые советские фильмы 1960-1970-х, из которых я, кстати, порой, если можно так сказать, «ворую» что-то для своих работ. А так каких-то предпочтений у меня нет – хороший сценарий может быть написан и про будущее. Собственно недавний проект, в котором я работал, как раз о нем.

Будет интересно:  Салли Поттер: «Мой фильм оценивают неправильно из-за того, что я женщина»

Вы из того типа актеров, которые выбирают героя близкого внутренне или, напротив, идут на сопротивление?

Несмотря на то что я уже много сказал про сценарии, мне важно играть не историю, а характер – то, не куда попали герои, а какие они есть. Но проблема в том, что я и сам до конца еще не понимаю, какой я. И поэтому мне интереснее работать с героем, понимая, какой он. Безусловно, чем дальше он от меня – тем интереснее, но все равно как актер я работаю в первую очередь с собой и выстраиваю связь «я-автор-персонаж» и уже из этого складываю историю своего героя.

У вас сейчас, кажется, очень активный период карьеры в кино, однако вы не забываете и про театр. Как вам удается все совмещать и расставлять приоритеты?

Пока я еще не нашел во всех этих стезях какую-то органику в смысле совмещения, поэтому получается либо туда, либо сюда. Вот 1 марта я закончил съемки в кино и решил вернуться к театральным постановкам. Сейчас мы в Театре Вахтангова репетируем сразу два спектакля – «Театр» по Моэму и «Дурочку» по Лопе де Вега. У меня просто накопилось желание поработать в театре, плюс захотелось взять паузу в съемках, чтобы соскучиться по кино и дождаться работу, в которую можно максимально вложиться. Я в последнее время снимался параллельно в двух-трех проектах и в какой-то момент испугался, что это может сказаться на результате. Все равно же есть какой-то лимит, энергии в том числе. Так что до лета как минимум я пока решил посвятить себя именно театру.

«Бывшая» в кинотеатрах с 11 марта.

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться