Дата:17.09.2021

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

С 18 по 25 сентября 2021 года в Сочи пройдет 32 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Портал ПрофиСинема как многолетний информационный партнер фестиваля публикует интервью со всеми участниками конкурсной программы.

Режиссер Лена Ланских представит на киносмотре свою дебютную полнометражную работу – драму «Ничья» о 14-летней девочке из городка на Урале, которая стала молодой мамой. В интервью ПрофиСинема Ланских рассказала, откуда появилось название фильма, каково было работать с младенцем на площадке, об особенностях ментальности русского человека, насколько важна документальная точность в кино и многом другом.

Елена Трусова:
Вы четыре года назад окончили Московскую школу нового кино, за это время успели поработать в кино в качестве помощника режиссера, скрипт-супервайзера, второго режиссера, снять несколько коротких метров. Каким оказался ваш первый опыт работы в качестве главного человека на площадке – режиссера полнометражного фильма?

Лена Ланских:
На самом деле работа на площадке полнометражного фильма не сильно отличается от короткометражного, задачи и обязанности те же, главное и существенное отличие – здесь намного комфортнее. На съемочной площадке полного метра работает большая группа, каждый занимается своим делом и не нужно все успевать самой, вплоть до переноски сумок с реквизитом. Но и стресс, конечно, тоже присутствует – любая переработка стоит больших денег, поэтому нужно четко укладываться в сроки.
Мы планировали начать съемки прошлой весной, но пандемия вмешалась в наши планы и пришлось перенести их на осень. Съемочный период длился ровно месяц.

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

Елена Трусова:
А с чего началась работа над драмой «Ничья»? Продюсер проекта Наталья Дрозд рассказала, что вы сами на нее вышли, отправили посмотреть свои короткометражные фильмы.

Лена Ланских:
Осенью 2018 года я увидела мастер-класс Натальи на Youtube, где она рассказывала о работе с авторским кино, и спонтанно решила написать ей на Facebook. У меня уже была идея фильма и синопсис, сценарий не был написан, но подготовительная работа по проекту уже была проделана. Однако Наталья ответила, что с подобным проектом ей уже приходилось работать не так давно и предложила мне прислать другие возможные темы для фильма. Я экстренно стала придумывать что-то еще, в итоге появилось несколько хороших идей, и мы остановились на проекте про трудности раннего материнства.

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

Елена Трусова:
В процессе работы над проектом, несколько раз менялось название картины – «Крошка», «Молочная девочка»… Как вы пришли к тайтлу «Ничья»? Он, на ваш взгляд, лучше отражает тему фильма? И пришлось ли менять что-то в сценарии за время работы?

Лена Ланских:
Когда подавали наш проект на питчинг в Минкульт, не придумали ничего лучше, чем «Крошка». Но мне это название не нравилось, оно было слишком избито, порождало много ассоциаций и ничуть не отражало тему фильма. А к названию «Ничья» пришла случайно: все началось с того, что я услышала песню своей подруги-вокалистки Агаты Бородиной «Ничье», которую захотела использовать в трейлере. В песне есть слова «Пойдем со мной ко мне домой, там крыши нет над головой, там звездный свет в ночи включен, там я ничья, и все – ничье». И меня осенило, что это может стать идеальным названием для фильма, ведь определение «ничья» можно отнести не только к ребенку главной героини, но и к большинству персонажей, которые ничьи друг для друга.
Сценарий несколько раз переписывали и корректировали. Первый вариант сценария был более артовым и менее зрительским. Пришлось намного сократить историю, избавиться от нескольких сюжетных линий. А сокращать сценарий – самая сложная задача. В общей сложности работа над проектом шла три года.

Будет интересно:  Игорь Мишин: «Все бы хотели заниматься любовью в 50-60 лет так же, как и в 30»

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

Елена Трусова:
«Ничья» — это пронзительная драма о взрослении, и в случае Вики слишком быстром. Главная героиня еще сама ребенок, ей хочется танцевать, гулять, ее радуют яркие вещи, но при этом ей нужно нести ответственность за ребенка. Известно, что вы очень щепетильно подходите к изучению материала, как, например, перед работой над короткометражными фильмами. Как вы готовились к съемкам фильма «Ничья» — общались ли с молодыми матерями, их семьями?

Лена Ланских:
Да, я много общалась с молодыми мамами на всевозможных форумах и в тематических группах. Многие истории оказали на меня сильное воздействие и были в том или ином виде включены в сюжет. Например, когда девочка понимает, что любит своего ребенка и заботится о нем как может, но иногда на нее, в силу разных причин, может находить помутнение и она не будет реагировать на его крик или бессознательно захочет причинить вред, во многом этому виной послеродовая депрессия. Некоторые матери, особенно когда это подросток с неокрепшей психикой, в таком состоянии готовы выйти в окно от безысходности и, конечно, нуждаются в помощи.
Я также общалась с девочкой, которая подверглась насилию и родила от своего отчима, и никто не должен был узнать о ребенке.

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

Елена Трусова:
Ваша картина как раз и рассказывает о 14-летней Вике, которая живет в маленьком уральском городе и вынуждена скрывать своего ребенка, о котором никто не должен знать. Действительно, в фильме поднимаются не только вопросы сложностей раннего материнства, но и проблемы жертв насилия, когда из них пытаются сделать виноватых и они сами начинают в это верить. Для вас важно было объединить две эти очень важные темы в одном фильме?

Лена Ланских:
Да, для меня это было важно, особенно учитывая, что мне известны несколько подобных случаев в реальной жизни. Как бы страшно это ни звучало, но насилие в некоторых семьях для ребенка становится нормой, он не знает ничего другого и выбора у него тоже нет. Дети в итоге могут стать не только жертвами, но и получать упреки в свой адрес. Такой запуганный ребенок и не захочет ничего рассказывать кому-то, чтобы не навлечь на себя очередную волну осуждения.
Одна из девушек, с которыми я общалась, доверилась матери, рассказав о насилии, но та ей не поверила. И это не единичный случай, когда самые родные люди остаются равнодушными.
В нашей культуре к тому же будто бы априори женщина виновата: надела короткую юбку – спровоцировала насилие, а мужчины представляются слабыми и неспособными контролировать свои действия. Поэтому вся вина лежит на женщине, которым вменяется полная ответственность за действия мужчин.

Будет интересно:  Антонио Бандерас: «Героев играть скучно, а в злодея можно привнести буквально всё»

Елена Трусова:
Причем самое страшное, что множество женщин поддерживают такую «теорию» и нападают на подвергшихся насилию не меньше мужчин.

Лена Ланских:
Да, это поразительно, но факт. Как ни парадоксально, но иногда жертва насилия может получить больше агрессивных комментариев именно от женщин. Может, дело в том, что у них складывается иллюзорное мнение, что с ними такого никогда не произойдет.

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

Елена Трусова:
Диалогами героев фильма вы словно иллюстрируете ранее сказанные слова: «Я почему-то думаю, что только в российской реальности смогу снимать. У нас такая уникальная ментальность, странная, противоречивая, страшная, тут такие глубины скрыты, которые бесконечно можно исследовать». Особенно фразы «Не улыбайся на людях. Неприлично» или «Всю жизнь на руках стирали и не умерли. А ты любишь себя очень» очень знакомы и будто бы подтверждают тот факт, что у русского человека есть это неискоренимое желание страдать. Вы «копаете» в этом направлении? До каких еще глубин удалось добраться?

Лена Ланских:
Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично. Лучше – не высовываться и быть такой, как все. У многих взрослых людей укоренилось в сознании – «Мы сами не жили и детям не дадим». Пережитки прошлого заставляют думать, что если пытаться что-то делать, то будет только хуже, и порождают своеобразную форму заботы: мать главной героини так пытается уберечь дочь от бед, от людей, которые могут навредить. До сих пор во многих провинциальных российских городах очень агрессивная среда, провоцирующая человека на оборонительные действия. Он постоянно в состоянии «бей или беги».
Русский человек привык делить мир на черное и белое, и думает, что от всего, что не вписывается в какие-то рамки, нужно избавляться. Это глубоко сидит в нем и бороться с этим трудно.

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

Елена Трусова:
У главной героини Вики, которая совсем еще ребенок, очень серьезный и взрослый взгляд. Где вы нашли актрису Анастасию Струкову?

Лена Ланских:
На момент съемок Анастасии было 19 лет. Я нашла ее совершенно случайно в социальной сети Вконтакте, по типажу она идеально подходила. Сначала Настя не поверила, когда я ей написала насчет проб на роль, подумала, что это розыгрыш. Но все-таки пришла на кастинг и сразу всем понравилась. Она удивительно сочетает в себе взгляд волчонка и невероятную хрупкость. На пробы пришла с немытой головой и ненакрашенная, что оказалось правильным решением – она идеально попала в образ.
С главной героиней нам очень повезло – нашли ее быстро, но кастинг других персонажей очень затянулся. Долго не могли найти актрису на роль матери главной героини – был необходим некий нерв, виктимность.

Будет интересно:  Александр Соколовский: «Ощущения гендерного дисбаланса у меня нет»

Елена Трусова:
На съемочной площадке пришлось еще и с младенцем работать, но ведь он живет по своему режиму и ему ничего нельзя объяснить, поставить задачу. Как справлялись?

Лена Ланских:
Младенец попался удивительный. Во всех первых сценах малышка лежала и улыбалась, как того и требовалось по сюжету, а в момент, когда нужно было заплакать, она волшебным образом заплакала, как только ее взяли на руки. Как будто она знала, что от нее требуется. Было несколько смен, когда у девочки резались зубки и работать было уже сложно. Хорошо, что сцен с младенцем было не так много.

Лена Ланских: «Я выросла в среде, где улыбаться и радоваться жизни было неприлично»

Елена Трусова:
В своих работах вы стараетесь придерживаться документальной точности. Например, в короткометражной ленте «Восьмой вид», повествующей о жизни детей в интернате «казарменного» типа, вы работаете так же. Считаете ли вы, что такая реалистичность помогает лучше «прочувствовать» историю?

Лена Ланских:
Когда я только начинала снимать, моими ориентирами были братья Дарденн, режиссеры румынской новой волны, направление Догма Триера. Мне нравится максимальное приближение к персонажам, погружение зрителя в те условия и обстоятельства, в которых живут герои. Камера при этом становится еще одним персонажем истории.
Документальная точность явно прослеживается в моих короткометражных фильмах, в фильме «Ничья» я добавила больше художественности.

Елена Трусова:
В сентябре фильм «Ничья» вы представите в испанском Сан-Себастьяне и на главном российском фестивале Кинотавр. Волнуетесь ли вы перед тем, как показать картину фестивальной публике?

Лена Ланских:
Очень страшно отпускать фильм и показывать фестивальному зрителю, но я успокаиваю себя тем, что абсолютно всем понравиться невозможно. Даже я сейчас подмечаю некоторые огрехи, то, что можно было снять по-другому, лучше. И я готова к критике. Но это мой дебют и мне сложно представить, что может быть.

Елена Трусова:
Какие у вас ожидания по поводу предстоящего Кинотавра? Что для вас значит представить фильм на киносмотре в Сочи?

Лена Ланских:
Большое счастье показать фильм на главном отечественном киносмотре. Это важное событие не только для киносообщества, но и для меня лично. Чем он ближе – тем волнительнее становится.

Елена Трусова:
В своих соцсетях вы недавно писали, что нескольких продюсеров вы интересовали идеей своего сериала, и вы даже начали с ними обсуждать его уже предметно. Можете рассказать, почему решили взяться за сериальный проект, расскажете о нем подробнее?

Лена Ланских:
Я очень рассчитываю на этот проект и сейчас готовлю сценарий для него. Это будет драматический триллер, история в котором будет завязана на наших национальных, специфических верованиях и легендах. Мне хочется отойти от своего привычного жанра и снять что-то зрительское. Некоторые истории невозможно втиснуть в рамки одного фильма, поэтому сериал — это хороший выход, чтобы основательно подойти к теме, раскрыть ее со всех сторон.

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться