Дата:17.09.2021

Людмила Артемьева: «Зритель не обязан помнить фамилию актера»

На платформе START продолжается показ комедийной мелодрамы «Большая секунда» — тонкой и точной жизненной истории, в которой пересекаются сюжетные линии пары сценаристов и придуманных ими персонажей. Одну из ведущих ролей в сериале сыграла многими любимая актриса Людмила Артемьева, с ней мы и поговорили про работу на проекте, профессионализм и личностные качества режиссера Виктора Шамирова, а также спросили, что она думает о своей популярности.

Как вы получили роль в сериале «Большая секунда»?

Все актерские удачи или неудачи зависят, что называется, от судьбы, а другими словами, — либо от продюсера, либо от режиссера. С Витей Шамировым мы работаем уже много лет, в основном это, конечно, театральные работы, но было и кино. И в какой-то момент он вспомнил об этом — и я ему подошла. Он чудесный ансамблист, как я его называю, очень тонкий художник, и даже после кастинга его может что-то не устраивать, он может легко кого-то менять. Это и есть авторское кино – когда режиссер, как дирижер, чувствует любую фальшь, даже если она незаметна обывателю. Так что огромное спасибо Вите, который позволил эту роль развить. Ну и работать с ним – одно удовольствие. Он настоящий режиссер, и я из раза в раз убеждаюсь, что его мастерство растет, опыт растет, а невероятное чутье позволяет делать ему хорошее авторское кино.

Он требовательный режиссер?

Невероятно требовательный! Это человек, который видит всю картину целиком и в этом, своем, материале чувствует себя как рыба в воде. К ужасу моему – он еще и сценарист, а ужас потому, что именно в этой пьесе он очень многословен. У нас до этого была совместная работа, в которой он практически убрал все монологи моей героини, за что я была несказанно благодарна – иначе были бы муки для зрителя. И в «Большой секунде» он также очень придирчиво относился к слову, и все мои попытки «к бегству», то есть попытки вставить какое-то свое словечко, они пресекались.

Будет интересно:  Джессика Альба и Габриэль Юнион: «Не хочется играть стереотипное мужское представление о том, какой должна быть женщина»

То есть импровизации актерам не позволена?

Нет, импровизация – это пожалуйста, но в пределах заданного разнообразия. Потому что, несмотря на такие кажущиеся жесткими рамки, о которых я говорю, Витя очень доверяет актерам. Всегда движется в направлении сотворчества, он не умеет быть скрытным режиссером, у него все искрится.

Вы сказали, что Шамиров – прекрасный ансамблист, то есть умеет подбирать актерский состав. Но вам в целом, как мне кажется, во всех проектах очень везет на партнеров. Насколько это важно для вас на этапе принятия решения – сниматься или нет?

В этом смысле актер, как правило, бесправен – решение принимают кастинг-директор и режиссер. Но, если говорить про Шамирова, то ему можно абсолютно довериться, настолько он скрупулёзно подходит к подбору актерского состава, ансамбля. Это всегда очень яркие личности, так что просто не возникает вопроса «А кто будет моим партнером?». Например, работая над «Большой секундой», я познакомилась с новым поколением актерского существования. Эти ребята демонстрируют необязательность актерских школ, но очень достойно существуют в этой установке – и я эту форму принимаю. С Витей у меня не было ни одной совместной сцены, к счастью, иначе, думаю, это было бы очень дотошно – в моих эпизодах он присутствовал как режиссер исключительно. И, по-моему, он возродил понятие телевизионного спектакля, хотя это, может быть, и старомодно звучит. Когда-то я, вместо сериалов, запоем смотрела именно такие постановки. Да и «Большая секунда» — это прежде всего экранизация пьесы, очень камерной, без частой смены декорации, в небольшом, даже замкнутом пространстве. И поэтому, если ты фальшивишь, никто это смотреть не будет. Это не экшен, где можно «прикрыться» спецэффектами, драками, музычку пустить.

У сериала действительно необычная форма и композиция – одна история внутри другой.

Будет интересно:  Лиза Антонова: «Крупные компании не хотят брать в прокат авторское кино»

Тут все новаторски, и это свойственно природе Виктора Шамирова. Может вызывать у кого-то отторжение и недоумение, но в этом и смысл творческой лаборатории. И не надо думать о том, как воспримут другие – нужно думать о себе. Если ты постоянно думаешь о ком-то – что они скажут, то не жди результата.

Людмила Артемьева: «Зритель не обязан помнить фамилию актера»

Ваша героиня в «Большой секунде» близка вам? Это был привычный образ или что-то новое?

В любом случае, это что-то новое, потому что каждый раз стараешься уйти от собственных штампов. Но что актера спрашивать? Актер всегда говорит о партнерстве, о режиссере, об операторе, который и сверху, и снизу, и сбоку, и изнутри, и, как хочешь, снимет – и делает это деликатно. Зритель сейчас же вообще не заморачивается. Если раньше сказать о чем-то «Мне понравилось» или «Мне не понравилось» было дурным тоном, разговором ни о чем, то сейчас «клево», «ништяк» или «никак» — вот и вся оценка контента. И это не упрек, это просто веяние нового времени. В котором достаточно взять камеру, поставить пару фильтров, и все – шоу готово. И зачем тратить время на большее? Но пока еще живут и те, кто по старинке воспитан, так что могут снять такую камерную историю, от которой при этом не оторваться.

И это смелый ход!

Мягко говоря! Потому что это проект вне логики. Чем он может удивить? Мы не ходим в перьях и боа, нет каких-то сюжетных зигзагов – все, наоборот, идет очень плавно и мягко. И очень просто. Но в этой простоте, на мой взгляд, и кроется настоящий класс.

Телевизионную популярность и узнаваемость вам принесли все-таки комедийные роли в нескольких иронических мелодрамах. Но есть у вас в фильмографии и совершенно другие жанры, такие проекты, как «Преступление» и «Капкан для монстра». Какие истории сейчас привлекают больше?

Будет интересно:  Дарья Лаврова: «Главное при экранизации – не навредить оригинальному произведению»

Что есть режиссура? Это художник, который выбирает краску. Он может сказать: «Я решил, что ты сегодня зеленая краска». И я не могу сказать – «Нет, я буду золотой!». То есть, если я буду свои жанры навязывать, то какое же это будет актерство. На мой взгляд, нет такого уж строгого разделения. В «Большой секунде», допустим, моя героиня, мама, — и эксцентричная, и очень трогательная, и где-то получается драма, а где-то что-то иное. Роль многожанровая. А что касается «Капкана для монстра», который вы вспомнили, — это для меня была лаборатория. Очень интересно настраивать свои собственные регистры под четким наблюдением и коррекцией режиссера. Это всегда поиск.

То есть не чувствуете себя заложницей какого-то одного амплуа?

Это тема для блогеров, они на этом зарабатывают, с упоением, ничего не произведя в своей жизни. А наше дело – похулиганить, попридумывать, порадоваться. Если от роли не получать радости – зачем тогда выходить на площадку? Это же сразу будет чувствоваться.

С таким подходом даже долгоиграющие проекты, вроде «Сватов», как я могу предположить, не надоедают и приносят удовольствие?

Конечно, и, к счастью, у меня есть не только «Сваты». Есть понятие популярность – вот она случилась, что делать? Не ходить же с плакатом «Здравствуйте, это я». Тем более обывателю все равно – зритель может и не помнить фамилию актера, да и не обязан помнить. Потребительское дело – включил, не понравилось, выключил. Но даже этот современный мир нам пока позволяет делать то, что нравится. Например, с таким режиссером, как Виктор Шамиров, мы встречаемся, чтобы что-то создать и придумать – и это очень ценное знакомство, за которое я очень благодарна и признательна.

Сериал Большая секунда смотреть онлайн на платформе START

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться