Дата:01.12.2021

Максим Виторган: «Сериалы — отдельный вид искусства, смесь большого американского романа и кино»

В начале ноября в онлайн-кинотеатре KION стартовал сериал «Чиновница» о госслужащей регионального Минздрава, которая решает разорвать коррупционную цепь по сбыту поддельных лекарств. Одну из ведущих ролей в проекте сыграл Максим Виторган. Мы поговорили с артистом о «культуре отмены», «женской режиссуре» и о том, как он решил заняться шоураннерством.

В «Чиновнице» ваш герой Павел – работник Минздрава, кровь и плоть коррупционной системы. Это пока один из наиболее отрицательных героев вашей фильмографии? Почему взялись за него?

Думаю, кровь и плоть коррупционной системы – это немного другие люди. Павел все же человек достаточно беззлобный, этакий lucky man, привыкший получать все без особых усилий. Он не классический злодей. Но, возможно, именно на таких беспринципных людях и держится коррупционная система.

Вам бы хотелось сыграть классического злодея?

Это всегда интереснее, чем милые, добрые и пушистые. И все рецепты давно известны: ищи в плохом хорошее, в хорошем – плохое.

На самом деле я уже играл злодея в фильме Екатерины Двигубской «Опасные танцы». В сценарии был прописан госслужащий провинциального типа а-ля Роман Мадянов, и мы, наоборот, придумали сделать чиновника новой формации – продвинутого и образованного человека со вкусом, но тоже отъявленного мерзавца.

Читать
Держу карман шире: рецензия на сериал «Чиновница»

В общем, нет дефицита ролей?

По-разному складывается. Были моменты, когда я год не снимался, либо, напротив, отрабатывал по 40 съемочных смен за месяц. Например, в ближайшее время выходит три сериала и два фильма с моим участием, а новые съемки пока не запланированы. Правда, я не особо тороплюсь, потому что работаю как шоураннер над одним сериалом.

Расскажите, как решили заняться шоураннерством.

Все началось еще во время карантина. Я участвовал в хулиганском скринлайфе Александра Молочникова «Беезумие», который продюсировала Александра Ремизова. Через некоторое время она позвонила с предложением попробовать себя в качестве креативного продюсера или шоураннера. Мы долго разрабатывали идею и наконец нашли точки соприкосновения. Подробностями пока поделиться не могу, но я также участвую в написании сценария.

Максим Виторган: «Сериалы — отдельный вид искусства, смесь большого американского романа и кино»

В одном из интервью вы говорили, что «женская режиссура – это невозможность вовремя закончить, потому что женщины наперед переживают то, что должен переживать зритель во время просмотра». При этом вы неоднократно работали с женщинами-режиссерами.

Здесь я имею в виду несколько шаржированное понятие. Режиссер должен производить манипуляции в голове у зрителя, а понятие «женской режиссуры» уместно, когда постановщик сам переживает больше, чем тот, на кого он должен воздействовать. У нас достаточно мужчин, которые являются яркими представителями «женской режиссуры».

Будет интересно:  Проценко Татьяна - интервью

Это получается уже плохая режиссура.

Пожалуй, да. Само название пришло ко мне со времен моих родителей. С моей стороны здесь нет никакой попытки унизить женщин.

Несколько лет назад вы отмечали, что вам интересно сниматься в авторском кино. Это еще актуально или сейчас переключились на проекты для стримингов?

Насчет фестивального кино – это уже пройденный этап. Сейчас действительно больше сериальных работ, что неудивительно, ведь рынок стриминговых платформ стремительно растет. Сериалы по всему миру выделились в отдельный вид искусства, существующий по собственным законам и динамично развивающийся. Это как смесь большого американского романа и кино.

Читать
Житие кинематографистов по «Квартету И»: рецензия на сериал «В Бореньке чего-то нет»

И вместе с тем у нас уже пытаются ограничить свободу онлайн-платформ. Роскомнадзор выносит на обсуждение вопрос о запрете мата и пропаганды ЛГБТ на стримингах. Как вы считаете, если указ будет принят, что изменится?

Стриминги начинают атаковать, потому что там больше свободы. Но я не сомневаюсь, что со временем их контент станет столь же пресным, как на телеканалах. Так работает наш тип государства, управляемого силовиками.

Недавно русская служба Би-би-си опубликовала расследование о стоп-листе холдинга «Газпром-медиа», где перечислены кинематографисты, которых нельзя приглашать в новые проекты из-за их политических взглядов. В индустрии были разговоры об этом?

Я не видел такие списки. Слухи были, но свидетельствовать о том, что это правда, я не могу.

Максим Виторган: «Сериалы — отдельный вид искусства, смесь большого американского романа и кино»

То есть государство легко может «отменить» неугодных артистов?

Конечно.

А вы на себе чувствовали подобное?

Да. Снимали с уже утвержденных ролей.

И давно с вами такое было?

Нет.

Читать
Запрещенка: почему Яна Троянова, Саша Бортич и Павел Деревянко теряют работу

Что вы думаете про другого рода «отмены» – cancel culture?

Я отношусь к этому с интересом. Хотя любые проявления «большевизма» вызывают у меня своего рода протест. «Культура отмены» вступает в противоречие с существующим правовым механизмом, когда безо всякого решения суда ты можешь стереть человека силой общественного мнения. Но в России эта проблема пока неактуальна, это вопросы для общества на другом этапе развития. Поэтому все попытки наших политиков или деятелей культуры разгромить западную cancel culture – ни что иное, как перевод фокуса. Они молчат о насущных проблемах, а некое желание высказаться и что-то опротестовать остается, вот и переводят тему.

Будет интересно:  Александр Котт: «Историческая правда - как родовая боль, забывается со временем»

Что касается толерантности, о которой у нас в России тоже любят рассуждать, то я обеими руками за. По сути, политика толерантности – это предоставление человеку возможности быть тем, кем он хочет. Зачастую люди с этим соглашаются, но просят не выпячивать то, чем другие отличаются. Что значит «не выпячивать»? Получается, мужчинам можно обнимать и целовать девушек на людях, а других мужчин – нельзя, это выпячивание. Никто не должен чувствовать себя ущемленным – до тех пор, пока не нарушаются права окружающих.

Другое дело, что власти многие вещи используют для манипуляции, разжигая вражду по тому или иному признаку – социальному, гендерному, религиозному. Поэтому трудно понять, где реальная нетолерантная реакция общества, а где — навязанная повестка.

Максим Виторган: «Сериалы — отдельный вид искусства, смесь большого американского романа и кино»

А как вы относитесь к ситуациям, когда культура отмены затрагивает деятелей культуры – Вуди Аллена, Кевина Спейси?

Нам сложнее судить об этом, потому что мы смотрим с других позиций, из-за океана. Например, в американских школах у детей уже нет привычки идентифицировать друг друга по цвету кожи. Ориентация и национальность не являются для них личностными характеристиками. Когда меня спрашивают, что я подумаю, если мой сын будет геем, то я отвечаю, что в таком случае у него будет только одна проблема — связанная с жизнью в гомофобной стране.

Каких проектов вам не хватает в нашей индустрии как артисту и как зрителю?

Проектов, связанные с сегодняшним днем и реальными проблемами общества. Посмотрите, сколько американцы сняли разных фильмов и сериалов о терактах 11 сентября 2001 года. И сколько у нас фильмов про Беслан или «Норд-Ост»? В прошлом году о теракте на Дубровке картину снял Иван. И. Твердовский, но это всего лишь один художественный проект, а прошло почти 20 лет.

Смотреть онлайн
«Конференция» Твердовского — фильм о памяти «Норд-Оста»

Дело не в отказе кинематографистов. Просто все знают, что есть вещи, которые невозможно перенести на экран. Скоро у нас не останется ни одного хорошего фильма или сериала про Великую Отечественную войну, потому что эта тема объявлена неприкосновенной. Из военных проектов уйдет жизнь, и они превратятся в пафосную золотую табличку – никому не интересную, особенно молодому поколению, о котором государство так «заботится».

Будет интересно:  Ситора Алиева: «Жаль, что в последние годы исчезает уникальность авторского жеста»

Недавно посмотрел новый сезон «Американской истории преступлений» с подзаголовком «Импичмент» – не самая удачная работа, но интереснейший кейс. В США кино при желании реагирует на острые темы – не только политические. А у нас даже в жанре фэнтези нельзя создавать негативный образ президента, причем не конкретного, а в целом — как символа высшей власти.

Максим Виторган: «Сериалы — отдельный вид искусства, смесь большого американского романа и кино»

Сейчас в театре у вас больше интересных предложений, чем в кино?

В театре я значительно избирательнее, чем в кино. Для меня это зона наименьшего компромисса. В конце сентября мы выпустили спектакль «Двое: Чаплин и Михоэлс» в постановке Дмитрия Крымова. Я даже не мог мечтать о совместном проекте с ним и был счастлив, когда получил его предложение.

У Крымова вы сыграли Соломона Михоэлса, в Гоголь-центре у вас была роль Маяковского в постановке Филиппа Григорьяна. Над историческими личностями сложнее работать?

Будет неправильно сказать, что я играл исторических личностей в буквальном смысле слова. Помимо Михоэлса и Маяковского у меня еще была роль Николая I в спектакле Камы Гинкаса «Казнь декабристов». Но я всегда настаиваю, что воплощаю образы не конкретных людей, а, скорее, играю их как явление. Такой подход вообще свойственен хорошим режиссерам.

Как вы строили образ Михоэлса в своей новой работе?

Представьте мир, где главное – это игра. Но все вокруг взрослые, включая тебя, и играть вроде бы не с кем, хоть и очень хочется. К тому же, в твой мир вторгаются бизнес, политика, материальные ценности — и еще больше мешают игре. «Двое» – именно об этом. И Сталин в этом спектакле выступает явлением взрослой жизни, грубо и по-хамски вторгаясь в игру.

Смотреть онлайн
«Модильяни» с Энди Гарсиа

А если в кино позовут играть историческую личность, вы готовы сильно преображаться для роли?

Преображение для меня не проблема. Вопрос в том, действительно ли это необходимо. В том же «Импичменте» Клайву Оуэну сделали сложный пластический грим, хотя мне при просмотре это, скорее, мешало. Или другой пример – лента «Модильяни» с Энди Гарсиа, где его никто не переделывал для роли. Меня, по большому счету, не волнует их портретное свойство, а вот сам проект – отличный пример живого фильма про исторического персонажа.

Сериал «Чиновница» смотрите на KION.

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться