Дата:19.01.2021

Наталья Мокрицкая: «В “Человеке из Подольска” все комплексы современного жителя России»

В российский прокат 26 ноября выходит режиссерский дебют Семена Серзина «Человек из Подольска» по одноименной суперпопулярной в театрах пьесе Дмитрия Данилова. Ранее картина была представлена на «Кинотавре», где получила приз за лучшую музыку (композитором и исполнителем главной роли выступил солист группы OQJAV Вадик Королев). Фильм действительно был одним из лучших в программе этого смотра и имеет все шансы если не в кинотеатрах, ограниченных сейчас 25%-ной рассадкой, то в онлайн-прокате стать настоящим хитом. Спродюсировала ленту Наталья Мокрицкая, на протяжении многих лет удачно совмещающая в себе талант открывать яркие дебюты, как было с Кириллом Серебренниковым и Иваном И.Твердовским, и работу над качественными драмами в духе «Битвы за Севастополь». Не так давно Мокрицкая к тому же возглавила «Москино». Мы поговорили с продюсером о современной драматургии, молодых отечественных кинематографистах и будущих съемках в Москве.

На «Кинотавре», помню, вы говорили, что сотрудничество с Семеном Серзиным началось после того, как вы увидели его спектакль по «Человеку из Подольска».

Это была постановка в Театре Волкова в рамках проекта «Играем вместе» – театрального марафона, посвященного современной драматургии. В нем режиссеры из разных городов ставят пьесы, победившие на «Любимовке» и «Кульминации». Я сама состою в экспертном совете последней, чему очень рада. Каждый год читаю новые пьесы – конечно, много слабых, но есть настоящие бриллианты.

Хороших пьес больше, чем хороших сценариев?

Конечно. Другое дело, что это театр, и не все можно адаптировать для кино, но уровень текста там выше, чем у сценариев. У меня есть несколько особенно любимых, но не знаю, как их можно перенести на экран. Например, пьеса «Исчезнувший велосипедист» погибшего драматурга Константина Костенко – это просто гениальная идея про то, как велосипедист из математической задачи поехал из пункта А в пункт Б и пропал, и все превращается в настоящий детектив. Американцы, наверное, давно бы уже сделали что-то с такой идеей. И в новой драме очень много интересных сюжетов, с которыми можно работать и в кино.

А другие спектакли по «Человеку из Подольска» вы до постановки Семена видели?

Сначала я увидела его, а уже потом посмотрела спектакль в Театре.doc. Постановка Семена мне нравится больше, потому что она условнее и кинематографичнее. Семен вообще кинематографичен – даже его недавний спектакль «Красный крест» в «Гоголь-центре» при определенной работе может стать кино.

Будет интересно:  Александр Молочников: «Киноправил для съёмок в Лос-Анджелесе больше, чем правил дорожного движения

Насколько сложно переработать пьесу и отчасти спектакль в фильм?

Если кто-то прочитает пьесу и посмотрит спектакль, то увидит большую разницу. Блестящий текст Данилова мы сократили раза в два и придумали кульминацию, без которой невозможно кино, потому что сама пьеса очень ровная. Вместе с Семеном мы приводили всё к кинематографическому знаменателю, искали, кто может переделать пьесу и наши идеи в сценарий, и вышли на Юлию Лукшину, она работала на нескольких сериалах, сама читает лекции по сценарному мастерству и, что нам было важно, знает законы кинодраматургии и структуру, необходимую для кино. И она смогла достаточно говорливую пьесу перенести в сценарий, за что я ей очень благодарна. Мы сразу же получили деньги на питчинге Минкультуры, где наш проект был первым в экспертном рейтинге, достаточно быстро запустились и успели снять кино до пандемии.

Наталья Мокрицкая: «В "Человеке из Подольска" все комплексы современного жителя России»

В кастинге, насколько я понимаю, вы тоже принимали активное участие и рассказывали, что вам не нравилась кандидатура Вадика Королева на главную роль.

Он не очень хорошо попробовался, но режиссеру-дебютанту всегда нужно дать ощущение свободы, чтобы у него было вдохновение. Хотя я очень боялась, что у Вадика не получится, он все-таки не актер, но, посмотрев кино на большом экране, я поняла, что нужные вещи он отыгрывает, и все получилось гораздо лучше, чем я представляла.

Семен его рассматривал, потому что был важен музыкальный бэкграунд?

Нет, он просто его товарищ. Хотя Семен – парень продвинутый, современный, он следит за музыкой, сам ее пишет, как и его брат, актер Женя Серзин. Я на главную роль хотела Николая Комягина из Shortparis. Мы с ним познакомились на «Кинотавре», я там посмотрела короткометражку с его участием, и он бы хорошо у нас сыграл, в нем есть инфернальность. Но он не смог – Shortparis в этот момент активно давали концерты. Вадик тоже музыкант, да, но этот бэкграунд не был ключевым для исполнителя главной роли, мы пробовали и других артистов. Но Семен настоял на Вадике. Что же касается других актеров, то единственным, кого мы взяли из спектакля Семена, стал Владимир Майзингер, который служил в Ярославском театре им. Волкова. Он выдающийся артист, не так давно переехал в Москву и теперь он актер Театра Пушкина. А Вика Исакова – наша общая с Семеном любовь. Я помню ее еще с «Дневника убийцы», который снимал как оператор мой муж Сергей Мокрицкий. А Семен хорошо знает Вику как театральную актрису, он с ней делал спектакль «Дневник Анны Франк». Остальные актеры – из питерского «Невидимого театра» Семена.

Будет интересно:  Кирилл Соколов: «Если поеду в Голливуд, то позову сниматься Мэг Райан»

Уже после «Кинотавра» в связи с «Человеком из Подольска» многие вспоминали «Изображая жертву» Кирилла Серебренникова – фильм, который также спродюсировали вы. К тому же, Семен недавно сыграл у Серебренникова в «Петровых в гриппе».

Фильм «Петровы в гриппе» я еще не видела. Но Семен очень любит метод Серебренникова. Кирилл в своих театральных экспериментах и опытах очень кинематографичен и всегда таким был – с первого спектакля «Пластилин» в Москве, – чем мне очень нравился. Конечно, они из одного направления российской режиссуры. Они оба визуалы, при этом очень хорошо работают с артистами, что, к сожалению, редкость.

Наталья Мокрицкая: «В "Человеке из Подольска" все комплексы современного жителя России»

Если вспоминать «Изображая жертву» и проводить временную нить. Герой Чурсина и герой Королева, безусловно, отражающие, так сказать, обычных молодых россиян, – они представители разных поколений?

Они разные, потому что они дети разных родителей. Там был человек 81-82 года рождения, он был воспитан советскими родителями, в советской школе, был пионером, и в нем была очень сильна советская эстетика и идеология. Он знал «Гамлета», мучился, рассуждал, цитировал стихи «Быть знаменитым некрасиво» и так далее. Он все равно был воспитан той традиционной советской культурой – с хорошими школами, с внедренными нравственными законами, которые мы могли ломать, но которые были. Это совершенно разные люди – те, которым сейчас 40, и те, кому 25.

Но для вас «Человек из Подольска» — он кто?

Это, конечно, современный герой, в нем все комплексы современного жителя России, которому хочется быть модным и востребованным, не имея к этому таланта, или богатым, не имея к этому трудолюбия. Такая вот песня неодаренности. Сейчас очень много возможностей себя презентовать, чем и занимаются разные люди – и талантливые, и нет. Так что это такой герой новой презентационной эпохи, которая повторяет эпоху Островского. «Не нужно быть, сумей прослыть».

Это отражается и в нынешнем кино, где очень мало талантливых, не пустых авторов. Как продюсеру найти достойного дебютанта?

Я не знаю, я не просто так ушла из продюсерской сферы в «Москино». Мне там стало скучно. Я верю в дебютантов, но приходит очень необразованное поколение. Вот они почитали презентацию про начало Второй Мировой войны и считают, что знают, что такое Вторая Мировая война. Я не хочу тратить время на то, чтобы заставлять их прочитать хотя бы три книги и посмотреть шесть фильмов. Приходят неофиты – одаренные, но необразованные. Я, может быть, скажу немодную вещь, но мне тяжело говорить не с «вгиковцами». Школы кино, которые расплодились, дают уверенность в себе и минимальный навык соединения двух картинок, но не образование. Понятно, что и во ВГИКе есть минусы, но там хотя бы заставляют что-то смотреть системно, какие-то предметы — русская, зарубежная литература – есть. А помимо этого я устала от финансовых проблем. На «Юрьев день» Кирилла Серебренникова в 2007 году давали 30 млн, и сейчас на новый фильм Ивана Твердовского, уже не дебютанта, тоже дают 30 млн. Только тогда доллар был 26 рублей, а сейчас – 80. И как работать? Очень тяжело снять кино на эти деньги, даже если находишь внебюджет. Понятно, что мы не до такой степени привязаны к доллару, и я очень благодарна Министерству культуры и Фонду кино, что они поддерживают авторское кино.

Будет интересно:  Александра Ребенок: «У каждого из нас есть "любимые" маньяки»

Наталья Мокрицкая: «В "Человеке из Подольска" все комплексы современного жителя России»

В «Москино», надеетесь, будет спокойнее? Какие задачи перед вами поставлены?

Это государственная бюджетная организация, у которой есть определенный план сохранения и развития, есть сеть кинотеатров, Кинокомиссия. Передо мной поставлена задача объединения в «Москино» функций, необходимых для смотрения, производства и обучения кино в Москве. Сейчас начинается строительство большого комплекса натурных площадок для производства кино и сериалов – это масштабный проект, там будут построены модули улиц Москвы и Петербурга разных эпох, аэропорта, вокзала. И это огромный кусок работы. Еще одно направление – развитие Московской Кинокомиссии в контексте международных съемок. Для этого требуется тщательная подготовка – и на законодательном уровне, и на уровне кинообразования, потому что нужно готовить говорящий на иностранных языках персонал, специалистов «среднего звена». Я, безусловно, буду сохранять то, что удалось добиться предыдущему руководству «Москино», и максимально развивать другие направления работы – так, чтобы Москва действительно превратилась в мировую киностолицу.

«Человек из Подольска» в кино с 26 ноября.

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться