Дата:28.09.2020

«Плакать — это прямо моё»: Дмитрий Нагиев рассказал о настоящем себе

В большом интервью изданию «7 Дней» Дмитрий Нагиев рассказал о своих предках, о мещанских радостях и о том, что скрывается под маской созданного им образа.

О причинах участия в проекте Сарика Андреасяна «Нагиев на карантине»

«Согласился, чтобы не сойти с ума, сидя дома. Я всю мебель, какую мог, передвинул, мороженое, пельмени купил, попробовал, а дальше наступил момент — нужно что-то делать. Поэтому, когда позвонил Андреасян и предложил поработать, я согласился, хотя о больших деньгах здесь говорить не приходится. Тут вы правы… Меньше всего я ожидал, что сериал даст какой-то выхлоп, но удивительно высокие цифры рейтинга нас приятно поразили. И ребята даже предложили снять второй сезон. Может быть, я даже соглашусь. Надеюсь, туда будет добавлено немного фантастики. Потому что все, что казалось фантастикой еще вчера, сегодня вдруг обрело какие-то удивительно реалистичные формы.

Поддержать, успокоить людей было для нас важным. Но мы хотели и долю юмора туда плеснуть. Какие-то монологи мне немножко удались, что-то неглупое получилось там сказать.

Автор накидал темы, потому что на десять или двадцать серий меня бы просто не хватило, у меня не такая богатая фантазия. Но я туда привносил свои мысли, какие-то вещи из своей жизни, абсолютно реальные».

О бизнесе брата и безработице в период карантина

«Не ахти какой бизнес — мини-отели «Блюз». Брат продал свою машину, чтобы продолжать платить персоналу зарплату. Я был поражен, это в моих глазах брата невероятно подняло, а государство невероятно опустило.

«Плакать — это прямо моё»: Дмитрий Нагиев рассказал о настоящем себе

Отели сейчас закрыты. Пока не откроются в Пе­тербурге музеи, кафе, их бессмысленно открывать… Если бедствуют люди, у которых пусть минимальный, но бизнес, мне даже страшно представить, что происходит с людьми, которые просто ходили на работу. А я их вижу, общаюсь с молодыми актерами. Я могу о своей среде говорить — это катастрофа, просто катастрофа! Реально люди на грани голода. Но для чего-то мы платили налоги, мы кого-то выбирали, наверное, для того, чтобы в такой ситуации нам помогли чуть-чуть. Чуть-чуть хотя бы, много не надо! Не ради красного словца или самолюбования, а ради того, чтобы людям просто было что есть».

Будет интересно:  «Выполните мою последнюю волю»: Михаил Ефремов сделал новое заявление в суде

О сыне Кирилле Нагиеве

«Кирилл работает в трех театрах, и минимальная зарплата из всех трех ему капает. Но я даже не буду называть сумму, это стыдно для человека. К счастью, до карантина Кирилл много снимался и у него пока есть хоть какая-то возможность, экономя на всем, элементарно кормить семью. Ну и папа все-таки худо-бедно стоит у него за правым плечом».

О предках

«Я в День Победы со стариковскими слезами на глазах перелистывал фотографии деда, бабушки. Конечно, жизнь и страна здорово потрепали их, но удивительные у них лица… Мы далеко не княжеского рода, и где-то на дедушке, максимум на прадедушке заканчивается мое понимание, откуда мы все появились, но смотришь на фото и видишь — сильные и красивые люди были.

Мне недавно папа рассказывал какие-то истории про деда (Дед Дмитрия ребенком бежал с родителями из Ирана в Туркмению, в девять лет осиротел, попал в детский дом и там получил имя Николай Нагиев – прим. ред.). Как дед работал на бая в Ашхабаде. Эти истории сейчас странно слушаются — как можно работать на бая, как можно 8-летним мальчишкой ездить на рынок, торговать байскими фруктами? Это удивительно. Когда у него исчезли деньги, которые он заработал, его высекли. А через много лет приятель деда, будучи уже взрослым человеком, признался, что это он стащил деньги. Такая жизнь… И отсюда, из Москвы, она кажется чем-то вроде «Аватара».

Мне было лет девять, когда он [дед] умер. Мы прекрасно с ним общались. Очень хорошо его помню, замечательный был человек. Очень тихий, совершенно не восточный. Я помню, как он медленно намазывал на булочку брынзу и запивал сладким чаем, имея уже диабет».

Будет интересно:  Крис Пратт и Кэтрин Шварценеггер стали родителями

«Плакать — это прямо моё»: Дмитрий Нагиев рассказал о настоящем себе

О себе

«Я не думаю, что понты — часть меня… Это образ. Вот я вчера, пока свет переставляли на съемках, смотрел, как всегда, что-то в интернете. Как мы раньше жили без телефонов на съемках? Вообще не понимаю! И какие-то пародии на меня вылезли, где мое эго, мое саморисование выставляется на первый план. Но в жизни мне это совершенно не присуще. Поэтому понты далеко не в первой строке списка, без чего нет Нагиева. Любовь — вот без чего меня нет… Рука любимой в твоей руке, дети, надежды на работу, на свет впереди, на деньги, которые дают возможность выпрямляться и не работать с теми, с кем ты не хочешь, с кем просто пошло было бы работать, потому что они мерзкие люди. Вот без этих вещей меня нет.

Я ценю дружбу. И мне повезло: моя любимая женщина — мой лучший друг. Причем так было в течение всей моей жизни: встречались женщины, которые могли не только любить, но и дружить.

Плакать — это прямо мое. Я могу разрыдаться. Вчера вдруг на съемочной площадке я стал рыдать прямо в кадре. Не пойму, это мастерство или вдруг старость нахлынула? Я вообще могу стишок прочитать и прямо взрыднуть».

О понятии «настоящий мужчина»

«Чушь это все — про настоящего мужчину и его долги. Солидарен с удивительно мудрым человеком Михаилом Михайловичем Жванецким, который сказал: «Имей совесть и делай, что хочешь». Мне кажется, это касается в первую очередь мужчин».

О мещанских радостях

«Я большую часть жизни провел с видом на какие-то серые дома и на помойку, зато сейчас мне повезло: я открываю занавесочку, смотрю в окно и вижу — несколько березок стоят, и для меня это какая-то несказанная радость уже. И чувствую: что-то я в своей жизни сделал правильно. Потом брат пишет: «Наконец, я переехал в дом». И это радует, потому что он его шестьсот лет строил. И он присылает какую-то белиберду — как он елку посадил, — а я радуюсь. Ей-богу, мы, как дети или как два старых болвана, радуемся этим вещам. «Вот, смотри, я колодец начал копать, потому что воды не хватает на полив кустов». И по идее, нужно написать: «Брат, ты дурак, зачем ты мне это пишешь?» А нет, я отвечаю: «О, классно! Теперь ты дотянешься своим идиотским шлангом до дальней сосны».

Будет интересно:  Варвара Шмыкова, Александра Ревенко и Филипп Авдеев ощутили «Побочный эффект»

«Плакать — это прямо моё»: Дмитрий Нагиев рассказал о настоящем себе

Нас долго учили, что это мещанство, это ужасно и человек не должен на этом зависать. И я на какое-то время сам поверил… А сейчас понимаю, что это все замечательно, прямо замечательно. Я вчера посадил кустики, которые должны виться вверх. Они пока высотой примерно до лодыжки, но я уже хожу и представляю, как они начнут ползти по стенке, а я буду сидеть и радоваться. Естественно, это во Франции они ползут по стенке, а здесь они пока проснутся — уже заморозки наступают, но я хожу вокруг них и верю… И несмотря на эти паршивые дожди, которые льют бесконечно, я выхожу с лейкой и поливаю их, хотя нога в траве уже и так вязнет по колено».

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться