Дата:28.09.2020

«По утрам я подрабатывал дворником»: Кирилл Кяро о выживании в 90-е и медленном росте популярности

Кирилл Кяро дал большое интервью изданию «7 Дней», в котором рассказал о выживании в 1990-е, встрече с возлюбленной, воспитании дочери и медленном росте собственной популярности.

О желании стать моряком и выборе профессии

«Мой старший брат все же стал моряком. И он рассказывал, что находиться по полгода в рейсе — это как в тюрьме. Не понимаешь, что происходит в мире, дома. Связь есть, но все равно ты изолирован…В начале 90-х была популярна профессия менеджера. Отец мечтал, чтобы я поступил на менеджмент, но я провалился. Он расстроился, а потом нашел объявление по поводу набора в театральную студию при таллинском Русском театре. Сказал: «Попробуй поступить. Хотя бы говорить научишься». У меня же были проблемы с дикцией. И я поступил. Нас, студийцев, в театре задействовали в качестве безмолвной массовки. Забавно, что именно мне с моей плохой дикцией первому дали в театре роль со словами.

Это была пьеса Жана Ануя «Красивая жизнь». Я играл мальчика, который немножко не в себе. Суть там такая: произошла революция, всех дворян расстреляли, а одну семью оставили в поместье для того, чтобы люди приходили на экскурсии и смотрели, как раньше жили дворяне. И я, мальчик-идиот, с сумасшедшей мамой вхожу в дом, вижу героев за столом и говорю единственную фразу: «Ма-ма, а почему они все время едят?» Кстати, самый известный на тот момент театральный критик Эстонии Борис Исаакович Тух озаглавил свою рецензию моей фразой, и я был очень горд… Я вообще театром увлекся. Мне нравилось наблюдать за артистами, монтировщиками, помощниками режиссера. Было интересно, что происходит в радиорубке и у осветителей, как открывается занавес… А после одиннадцатого класса я приехал в Москву и поступил в Театральное училище имени Щукина к Марине Пантелеевой. На курсе учились Маша Порошина, Оля Будина, Антон Макарский, Макс Аверин… Институт я окончил в 1997 году, в то время кино в принципе не снималось, а в театре артисты были не нужны. К тому же я почему-то мало показывался в театры. Я влюбился, и это захватило меня целиком. И все же я устроился работать — в театр Джигарханяна».

Будет интересно:  «Это было абсолютно неожиданно»: Мария Порошина о разводе с Ильёй Древновым и рождении пятого ребёнка

О выживании в 90-е годы

«Было очень сложно, потом накрыл кризис 1998 года. Работая в театре, по утрам я подрабатывал дворником, три раза в неделю официантом, и еще мы играли спектакли по школам. Была такая первая школьная антреприза, которую организовали Саша Робак и Макс Лагашкин, с которыми мы сейчас дружим. Это их первый предпринимательский проект. Название придумали — «Театральный абонемент. Антреприза под руководством Евгения Юрьевича Стеблова». Его выбрали нашим вдохновителем. Получали мы копейки, но спектакли были классные. Года полтора я продержался в Москве, а потом вернулся на родину. Я работал там все в том же Русском драматическом театре. Первые два года была эйфория от творчества, а потом все угасло. Театр деградировал, из-за отсутствия денег не приглашали режиссеров, зал не заполнялся… Роста нет, новых интересных работ нет, денег нет…

«По утрам я подрабатывал дворником»: Кирилл Кяро о выживании в 90-е и медленном росте популярности

Первый российский проект, в котором я снялся, — это сериал «Убойная сила». Я попал туда через наше местное агентство — некоторые серии снимали в Эстонии. Меня пригласили, и я после долгого перерыва встретился с Сашей Робаком. Он, Пореченков и Хабенский стали моими партнерами. И, вы знаете, впечатление было мощное, интересно было очень. Снимали мы в Нарве, и это стало большим событием для города. Ну представляете, что такое Константин Хабенский. Он тогда еще не снялся в «Ночном дозоре», но, тем не менее, все равно был Константином Хабенским. И Михаил Пореченков тоже — «Агент национальной безопасности», еще не снявшийся в «Ликвидации», но тем не менее… В Нарве люди ими горячо интересовались, брали автографы. В какой-то момент во время съемок одна девочка подбежала ко мне и говорит: «Простите, а вы из Москвы или из Таллина артист?» — «Из Таллина». — «А, ну ладно». И пошла. А потом, когда мы сцену сняли, снова подходит: «Давайте я у вас тоже возьму автограф»…»

Будет интересно:  «Я старый, злобный, ворчливый старикашка»: Михаил Боярский о себе и современных артистах

Об эволюции узнавания

«Сначала люди приглядываются, потом говорят: «Вы не из пятого таксопарка?» Или: «Вы не с Сахалина случайно?»… Или полиция говорит: «Что-то ваше лицо знакомо, вы не проходите по разнарядке?» Помню, в Киеве накануне премьеры «Нюхача» сижу я в кафе один, а рядом столик, и там выясняют отношения муж с женой на повышенных тонах, шипят друг на друга, шикают, свои какие-то у них темы. Потом вдруг затихли, и слышу: «Это, наверное, артист». — «Да ты гонишь». — «Точно — артист»… А я как раз уже оплатил счет и собрался уходить. Слышу, ко мне обращаются: «Молодой человек, а вы артист? Мы тут с мужем поспорили, артист вы или нет. Вы не снимались в «Горько!»?» Я говорю: «Нет, не снимался». И муж такой: «А-а-а! Я же говорил, он не артист!» Они меня перепутали с Палем… Ну а в какой-то момент тебя перестают с кем-то путать. Начинают называть сначала по имени персонажа, а потом в конце концов ты слышишь: «Здравствуйте, Кирилл Валерьевич».

О семье и воспитании ребенка

«У нас демократия. И даже дочка Мира, которой только полтора года, уже пытается в эту систему попасть. Хотя нет, она уверенно стала в нашей семье главной! Все для нее и ради нее! По поводу воспитания есть же много разных теорий. Например, тибетская мудрость, что до пяти лет с ребенком нужно вести себя как с господином, с пяти до десяти лет — как со слугой, а потом — как с лучшим другом. Не знаю по поводу слуги, как там будет, но сейчас мы стараемся, чтобы у Миры были равные права с нами. Но это очень сложно, потому что многое надо запрещать для ее же безопасности. И спасибо Юле, которая больше думает не о своем удобстве, а о дочери. Поэтому Мира живет яркой, насыщенной жизнью и учится быть свободной. У нее нет страха».

Будет интересно:  Рынок онлайн-видео в России – настоящее неясно, будущее туманно

«По утрам я подрабатывал дворником»: Кирилл Кяро о выживании в 90-е и медленном росте популярности

О любви

«Что такое любовь — сложный вопрос. Вот глядя на то, как Юля относится к Мире, я понимаю, что любовь — это когда все для любимого человека… А как играть любовь на сцене или в кино? Без слов, поцелуев? Когда смотришь на человека и видишь, что он влюблен? Наши учителя говорили: это абсолютное внимание к любимому, когда любое изменение — повел бровью, улыбнулся уголками губ, другой платок в кармане — огромное событие для любящего человека. Так и в жизни… Разговор о любви длинный и сложный…»

О знакомстве с возлюбленной

«Интуитивно я почувствовал своего человека. А внешне все выглядело как шутка. Я вообще сразу, как познакомился, предложил ей замуж. А она, конечно, отказалась. И больше я не предлагал… Это было, с одной стороны, давно, а с другой — как будто вчера… Я работал в Русском театре, а Юля только пришла туда… Потом у нас много всего было, мы расставались, снова сходились, жизнь нас кидала в разные стороны, но, несмотря на это, я всегда понимал, что хочу прожить с ней всю жизнь и чтобы у нас были дети».

Источник: www.kino-teatr.ru

Поделиться