Дата:25.09.2021

Сергей Осипьян: «Времена, может, и не повторяются, но точно развиваются по спирали»

С 18 по 25 сентября 2021 года в Сочи пройдет 32 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Портал ПрофиСинема, многолетний информационный партнер смотра, продолжает серию интервью с участниками конкурсной программы.

Режиссер Сергей Осипьян представит свою новую картину «Портрет незнакомца», действие которой разворачивается в 1976 году. В интервью Профисинема Сергей Осипьян рассказал о мотивах обращения к советской эпохе, о съемках авторского фильма с большим использованием компьютерной графики, а также поделился планами на будущее. 

Марина Озеренчук:
Мода на советское ретро существует в отечественном кино уже довольно давно: начиная со «Стиляг» и заканчивая «Хандрой», которая была на Кинотавре в прошлом году. Теперь появится еще и «Общага». Отдельно выделяется сериал «Оттепель» — по интонации он особенно близок к Вашему фильму. Почему, на ваш взгляд, эта тема настолько актуальна? Что привлекло в ней Вас?

Сергей Осипьян:
Эта эпоха стилистически оформлена: во-первых, она уже закончилась; во-вторых, есть культурный код, который прекрасно считывается аудиторией. 

Для кино первостепенным является создание определенного художественного мира, где зрителям будут четко понятны законы его функционирования. 

Правила игры советской эпохи уже известны, поэтому она пользуется спросом. При этом, когда режиссеры берутся за работу над современностью, то парадоксальным образом часто теряют достоверность — отчасти это связано с тем, что законы функционирования текущих реалий не до конца сформулированы: никто не знает где — хорошие, а где — плохие. Сюжет опирается на 1976 год, и мы старались не врать в исторических деталях. Но в некотором роде мы хотели отделиться от всех перечисленных фильмов: интересовала не стилизация под советскую эпоху, а современная нам история, рассказанная в той парадигме. Задачи документально воссоздать время не ставилось. Главный герой — актер, который работает на радио, человек с богатым воображением. Все действие разворачивается на стыке реальности и его фантазии, поэтому мы могли допустить некоторую художественную условность.

Сергей Осипьян: «Времена, может, и не повторяются, но точно развиваются по спирали»

Марина Озеренчук:
Отдельно хотелось бы спросить Вас про кастинг — все роли в проекте сыграли актеры Мастерской Петра Фоменко. Связано ли это с тем, что сам Фоменко много работал с Борисом Вахтиным, по мотивам произведений которого снят Ваш фильм?

Сергей Осипьян:
Наш проект интересен еще и тем, что кастинг был сформирован еще до написания сценария. Идея заключалась в том, чтобы снять в кино всех артистов театра Фоменко. Я уже давно связан с этим театром, участвовал в постановке спектакля «Тополя». В нем мы используем такой художественный прием: параллельно с действием на сцене на проекторе идет фильм, и герои сходят с экрана на сцену. Спектакль основан на творчестве Вампилова. Этот опыт показал, насколько актерам театра нравится совместная работа в кино. Вообще, театральная труппа — отдельная тема для разговора. 

Будет интересно:  Игорь Плаксин: «Если вы вовремя дадите сценарий супервайзеру, то сэкономите деньги и время»

Люди, которые разделяют общие взгляды и ценности, работают вместе постоянно, сильно отличаются от актеров, которые приезжают на съемки, знакомятся и с окончанием процесса больше никогда не увидятся.

Так сформировалась идея, и мы стали искать близкую всем тему. Конечно, Вахтин здесь не случаен — он плоть от плоти этой эпохи вместе с Некрасовым, Аксеновым, Довлатовым. Они сформировали литературу 70-ых годов. При работе стало очевидно, что фильм получается очень современным: все, что мы в нем наблюдали, имеет отношение к нашей действительности. Времена, может, и не повторяются, но точно развиваются по спирали. 

Марина Озеренчук:
Основываясь на произведениях эпохи застоя, героем того времени можно назвать мужчину на рубеже среднего возраста в личностном кризисе. А как бы Вы охарактеризовали героя нашего времени?

Сергей Осипьян:
Честно признаться, я не вижу этого героя. Жизнь стала развиваться значительно быстрее, поэтому единый поколенческий архетип я выделить не могу. Более старшее поколение, живущее в фейсбуке, видит одного героя; молодежь из тик-тока — другого. Благодаря развитию технологий, каждая социальная группа имеет свой мир, который никак не пересекается с другим. Поэтому не существует единого фильма для всех зрителей. Общество весьма фрагментировано, поэтому, возможно, и нет нужды в подобном герое.

Сергей Осипьян: «Времена, может, и не повторяются, но точно развиваются по спирали»

Марина Озеренчук:
Ваша картина отличается очень крепкой и выверенной драматургией. Расскажите, пожалуйста, о создании сценария, о поиске характера для главного героя.

Сергей Осипьян:
От Вахтина мы ушли очень далеко, оставили буквально несколько типажей и диалогов. Его произведения — ярчайшие высказывания о времени, но, парадоксальным образом, совсем не простой материал с точки зрения кинодраматургии. Поэтому в нашем случае будет уместно сказать, что сценарий вдохновлен его произведениями. Герой Вахтина или, к примеру, Довлатова — это яркий индивидуалист, который всегда говорит от первого лица. Откровенно говоря, этот персонаж довольно эгоцентричный: во всех произведениях данных авторов отсутствует многоголосье. Тут принесла свои плоды многолетняя дружба с прекрасными драматургами Александром Лунгиным и Ксенией Кияшко. Работа над сценарием заняла в общей сложности три года: даже не скажу сейчас, сколько у нас было версий. Мы хотели добиться полифонии, но не удариться в сериальность. При этом, мы искали возможность выйти за пределы строго авторского кино в сторону артмейнстрима и получить тонкий, умный, изящный фильм для широкой аудитории.

Марина Озеренчук:
Как бы Вы описали идеального зрителя Вашей картины?

Сергей Осипьян:
Я бы хотел, чтобы картину посмотрело как можно большее количество зрителей, потому что человеческая история, лежащая в основе сюжета, важнее антуража. Но, конечно, людям старше 30 лет будет проще ориентироваться в контексте. Сейчас кино — прерогатива молодежи: огромное количество советских кинозрителей остались за бортом, потому что фильмов для них совершенно не существует.

Будет интересно:  Александр Шульгин: «Прогресс не остановить — плыть против течения неразумно»

Сергей Осипьян: «Времена, может, и не повторяются, но точно развиваются по спирали»

Марина Озеренчук:
В фильме встречается большое количество отсылок к биографиям советских деятелей искусства, к ключевым застойным произведениям: здесь и явные цитаты из «Утиной охоты», и буквально воспроизведенный диалог из «Мне 20 лет» Марлена Хуциева. Какими источниками Вы вдохновлялись?

Сергей Осипьян:
В картине действительно очень много цитат. По правде говоря, практически каждая реплика является отсылкой — мое детство прошло среди выдающихся людей того периода. Родители были физиками, а жили мы в классическом академгородке, который любили приезжать все «лирики». Представители искусства периода застоя часто гостили у нас в доме.  Я наблюдал их воочию, поэтому многие детали — это воспоминания моего детства. Но кроме воспоминаний, сценарий основан на большой работе с документами той эпохи. К примеру, ситуация с писателем Битовым, брат которого оказался то ли шпионом, то ли разведчиком, отрефлексирована у нас в картине и является непридуманной вещью. Оттуда произрастает посвящение картины родителям — это мое восхищение поколением в целом: именно в те годы произошел настоящий прорыв и в искусстве, и в науке.

Сергей Осипьян: «Времена, может, и не повторяются, но точно развиваются по спирали»

Марина Озеренчук:
Персонажи-двойники — излюбленная тема в русской классической литературе, при этом не слишком свойственная советскому и позднесоветскому искусству. Почему Вы выбрали именно этот драматургический приём для двух главных героев?

Сергей Осипьян:
Когда жизнь становится наваждением, то сразу возникают подтексты и удвоения. Двусмысленность — очень яркая особенность советской эпохи. Все существовали в таком типе реальности, где параллельно могла развиваться совершенно другая жизнь. Мне кажется, ход с двойниками лежал на поверхности: для нашего типа героя воображение оказывается важнее реальности, именно поэтому появление двойника кажется органичным, возможно даже неизбежным. Аналогичная ситуация разворачивается и с женщинами вокруг него — одну из них играет Ксения Кутепова, другую — Полина Кутепова. Сначала мы пытались подчеркнуть разницу между актрисами, делали им разные прически и цвет глаз, но впоследствии поняли, что и это считывается как игра с двойниками.

Марина Озеренчук:
Расскажите, пожалуйста, о съемках картины. В большинстве случаев для изображения старой Москвы использовался хромакей — с производственной точки зрения это выгоднее и проще, чем поиск подходящей натуры?

Сергей Осипьян:
Образ Москвы в нашем фильме — еще один пример художественной стилизации. К примеру, место, где располагается пивной ларек, с географической точки зрения должно быть чуть ли не на Красной площади. Все это становится отражением мироощущения главного героя, жизнь которого разворачивается на стыке между воображением и реальностью. Конечно, данный прием не является нашим изобретением: мы изучили большое количество картин, смотрели, как другие авторы работают с эпохой. Мы сразу отвергли идею съемок Москвы в городе Минске, не хотелось идти и по примеру сериального упрощения. Опыт западных коллег — в частности проект Девида Финчера «Майндхантер» — особенно привлек внимание как качественная реконструкция эпохи. Москва 1976 года не имеет никакого отношения к Москве 2021 года — в городе не осталось буквально ни одного узнаваемого фрагмента, который можно было бы выдать за ту эпоху. Мы построили гигантские хромакейный павильон — это очень сложная задача, но в команде работали отличные компьютерные супервайзеры. Отдельно мы выражаем благодарность банку ВТБ, который спонсировал нас — без их помощи реализовать замысел не представилось бы возможным. Возможно, сейчас я бы уже не пошел по такому непростому пути, но в тот момент перед нами стоял вызов: тратить ощутимую часть бюджета на компьютерную графику в артмейнстримном фильме — самонадеянно и дерзко. Но я рад, что мы провели этот эксперимент.

Будет интересно:  Филип Перкон: «В России и Англии разная динамика в организации мероприятий»

Сергей Осипьян: «Времена, может, и не повторяются, но точно развиваются по спирали»

Марина Озеренчук:
Работаете ли Вы уже над новыми проектами?

Сергей Осипьян:
У нас есть еще один любимый писатель 70-ых годов, такой же эскапист, Юрий Коваль: многим он известен как детский автор. Мы с Александром Лунгиным уже обращались к нему десять лет назад, по его рассказам снят фильм «Явление природы». Мы взяли в работу его произведение под названием “Самая легкая лодка в мире”. Сценарий уже готов, сейчас ищем финансирование. На этот раз мы отказались от советской эпохи и перенесли действие в современность.

Марина Озеренчук:
Картина «Явление природы» была очень тепло встречена на Кинотавре. С какими чувствами вы возвращаетесь на фестиваль?

Сергей Осипьян:
Кинотавр — наш любимый фестиваль. С него началась моя профессиональная деятельность, а сейчас впереди уже четвертый фестиваль. В этом году было подано невероятное количество заявок, и для нас очень важно попадание в конкурс, поскольку это говорит о качестве фильма. Забавно, что в этом году мы соревнуемся с Романом Васьяновым, который был оператором на картине “Явление природы” и за последние 10 лет вырос в прекрасного режиссера. Рома — мой друг: знаю его много лет, считаю невероятно цельной личностью, а успех, который он имеет — закономерным. Второй участник конкурса, который вызывает у меня самые теплые чувства — это Владимир Мункуев,  выпускник Московской школы кино, где преподаю уже несколько лет. На этом фестивале я чувствую себя внутри своей компании.

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться