Дата:26.11.2020

Зима близко: Николь Кидман, Хью Грант и доковидный Манхэттен в сериале «Отыграть назад»

26 октября HBO (а в России — Амедиатека) начинает показ сериала «Отыграть назад» Сюзанны Бир. Тут, конечно, можно вспомнить «Большую маленькую ложь», ведь сценарий писал Дэвид Келли, в главной роли снялась Николь Кидман, и вообще тут про семейные тайны, матерей и детей и убийство. Хотя прелесть сериала, в общем, в другом, по другим причинам хочется рассматривать все эти надутые авторами пузыри, фигуральные и реальные.

Грейс Фрейзер (Кидман), белая привилегированная обитательница двухэтажной квартиры в Верхнем Ист-сайде, успешный психотерапевт, ждущая выхода своей первой книги. Она безупречно прекрасная зрелая женщина, ее муж Джонатан (Хью Грант) — преуспевающий онколог и милый человек, сын-подросток Генри (Ноа Джуп) учится в престижной частной школе и в свободное время с удовольствием играет на скрипке, а отец (Дональд Сазерленд) невыносимо богат, регулярно сидит в Метрополитен-музее перед картинами великих мастеров, и ни одна складка на его бледных щеках не шевельнется. 

Зима близко: Николь Кидман, Хью Грант и доковидный Манхэттен в сериале «Отыграть назад»

Но однажды Елену (Матильда Де Анхелис), мать одного из учеников школы Генри, зверски убивают. При этом полиция с особым пристрастием бросается разговаривать именно с Грейс. И сразу не скажешь, то ли потому, что ее муж Джонатан внезапно пропал. То ли разгадка в самой Грейс, которой погибшая, как выясняется, была буквально одержима. Или даже где-то в стенах частной школы, где учатся дети этих женщин. Но на всякий случай героиня не вдается в подробности своего с погибшей знакомства. Кто убийца, не очень ясно вплоть до финальной серии сезона под названием «Кровавая правда».

Зима близко: Николь Кидман, Хью Грант и доковидный Манхэттен в сериале «Отыграть назад»

Этот сериал — адаптация книги. В оригинале он называется Undoing. Маленькое пояснение — критике на рецензию дали только пять серий сезона из шести, потому не исключено, что в шестой все встанет на свои места, вернется к сюжету первоисточника или вообще сделает разворот и намекнет на продолжение (ну вдруг!). Но пока все так, как есть: локализация «Отыграть назад» удивительно подходит как раз исходной книге.

Будет интересно:  «Дылды», «Ивановы-Ивановы» и «Гости из прошлого» приступили к съемкам

Зима близко: Николь Кидман, Хью Грант и доковидный Манхэттен в сериале «Отыграть назад»

Роман «Ты должна была знать» Джин Ханф Корелиц вышел в свет в 2014 году, стал бестселлером, был переведен почти на два десятка языков. Он представлял собой крайне техничное повествование о женщине, живущей богато и счастливо, узнающей страшную правду о тайной жизни ее мужа и выстраивающей свою собственную жизнь заново, с какого-то момента в ее прошлом. Части романа, не мудрствуя, так и назывались — «До», «Во время» и «После». Тайна убийства раскрывалась быстро, цимес был в этой самой техничности, в том, как героиня методично перекапывала вранье исчезнувшего супруга и на старых корнях выращивала новые жизнеспособные побеги (встречала мужчину из прошлого, мирилась с добрачной подругой, налаживала отношения с родней бывшего и с собственным отцом). Но не только. Еще роман был о Манхэттене и его домах и районах, о частных школах и последствиях попадания или непопадания туда, о том, как 80-е улицы на самом деле были далеки от Гарлема. 

Зима близко: Николь Кидман, Хью Грант и доковидный Манхэттен в сериале «Отыграть назад»

Корелиц знала, о чем писала, она сама оттуда родом и училась на минуточку в университете Лиги Плюща (Дартмутский коледж). И о классовости, но не о богатых и бедных а о богатых и очень богатых, о коренных манхэттенцах из хороших семей и о пришлых нуворишах и их женах, коренными слегка презираемых и одновременно обожествляемых. Семья жертвы, которая ни к одному ни к другому слою не относилась (хотя была не из бедных), существовала почти за кадром. Так, мелькала где-то, но не отсвечивала.

Зима близко: Николь Кидман, Хью Грант и доковидный Манхэттен в сериале «Отыграть назад»

Сериал, сделанный в наше время, после расцвета Me Too, после того, как разговор о белых привилегиях, наконец, стал мейнстримом, о другом.Тут дело не в технике построения сюжета и не в том, как реально отыграть назад. Он о том, как белая небожительница сталкивается с катастрофой и бессознательно делает все, чтобы спасти свой брак и семью. И неизбежно в повествовании важными становятся фигуры ее сына, мужа, отца (Сазерленду за неожиданные молнии из его ледяных глаз хочется отдать все «Эмми» мира). Иначе разыграна в сюжете тема супруга жертвы, совсем уж карикатурно выглядит стереотип о латиноамериканке которая либо секс-символ, либо окровавленная жертва (ее, кстати, играет итальянка). Тут есть, разумеется, находки. Это и разговор семьи главных героев в роскошном ресторане, когда мальчик очень по-взрослому призывает родителей к ответу и, как и они, мгновенно умолкает при приближении к столику официантов, обслуги, челяди. Или когда он же искренне протягивает руку сыну жертвы, а тот просто не в силах эту руку пожать. Но вообще на важную тему классов и привилегий снято многое более качественное, не растянутое искусственно на шесть серий с клиффхэнгерами под общим азартным девизом «мы передумали, убийца скорее всего не этот/эта, а вот этот/эта».

Будет интересно:  Махершала Али сыграет американского боксера Джека Джонсона в мини-сериале HBO

Зима близко: Николь Кидман, Хью Грант и доковидный Манхэттен в сериале «Отыграть назад»

Но прелесть «Отыграть назад» в другом, вне буквального, вне сюжетной плоскости, в красоте и жути, с которой показан этот их Манхэттен, в том числе усилиями оператора, обладателя Оскара Энтони Дода Мэнтла («Догвилль», «Миллионер из трущоб»). Безупречные крупные планы Кидман, ее вернувшиеся в кадр рыжие кудри, ее постоянно меняющиеся цветные пальто, в которых она бродит на районе, в том числе и по ночам в Центральном парке, и ей нечего бояться, она богиня, ну или ведьма здешних мест. Крупные же планы Гранта — когда этот растерянный принц из эпохи Cool Britannia во время тюремной драки с хрустом кусает за палец сокамерника, хочется отобрать «Эмми» у Сазерленда и отдать ему. Ироничное внимание к деталям — особенно смешно, когда на огромной дизайнерской кухне Грейс мелькает красный планетарный миксер, будто на этой кухне когда-нибудь планировали месить тесто, будто хозяйка дома способна на что-то большее, чем сэндвич с ореховой пастой для сына. Мыльные пузыри, фигурирующие в титрах, образ этой лопнувшей реальности, и не только ее, но вообще мира прошлого. И небоскребы, то в сумерках из окна углового кабинета, то ночью издалека из парка, то днем немного снизу, снятые так, словно они в снежном шаре, еще одном пузыре, еще одной иллюзии. Гламур, глянец, хрупкость и какая-то нездешность доковидного зимнего Манхэттена, его редкий снег, его коктейли без масок, его открытие фитнесс-залы и близость посторонних в спортивных раздевалках. Мы ждем нашу первую ковидную зиму, может все плохое закончится и все хорошее вернется, а может быть нас ждет совсем другая реальность. Да, этих смутных желаний еще раз взглянуть на внешнюю беззаботность прошлого, мало для того, чтобы счесть сериал удачным. Но этого может быть достаточно, чтобы им насладиться.

Будет интересно:  Кристин Скотт Томас и ее хор поют в пещере известную композицию

Источник: www.proficinema.ru

Поделиться